[an error occurred while processing this directive]

SPIRIT CORP

 
Совместный проектПри поддержке
Профиль  CNews.ruiRU

ABBYY

Сергей Андреев: При выборе «заплатить и умереть» или «не заплатить и не умереть», бизнес выберет второе

Сергей Андреев 
Сергей Андреев, генеральный директор компании ABBYY считает, что если бы в нашей стране не было пиратов, то доходы российских производителей ПО могли бы вырасти в два-три раза. В ходе интервью CNews.ru эксперт делится своим видением перспектив российского рынка ПО, рассказывает об успехах и неудачах в бизнесе компании в 2002 году.

CNews.ru: В 2002 году ABBYY получила премию правительства за «серьезные научные работы». Расскажите подробнее об этих исследованиях. Действительно ли это инновации на мировом рынке?

Андреев Сергей: Да, действительно, ABBYY и 1С получили премию правительства РФ в области науки и техники за свои разработки. Работы, выдвигаемые на соискание этой награды, должны представлять не только научную ценность, но и приносить реальную пользу экономике России. ABBYY занимается разработкой программ в области искусственного интеллекта и прикладной лингвистики. Для создания этих программ требуется проводить серьезные научные исследования в этих областях.

Мы считаем вручение премии уникальным по нескольким причинам. Это была первая самостоятельная инициатива российских ИТ-компаний, за которой не стояло влиятельных госсударственных структур, научных институтов, которые обычно выдвигаются и получают государственную награду. Кроме того, очень необычно было то, что номинировавшийся на премию коллектив не возглавлял авторитетный ученый. учных институтов. То, что мы получили такую серьезную премию, свидетельствует о том, что государство высоко оценивает российский IT-бизнес и его научный потерциал, считает это направление очень важным и перспективным для страны. И поэтому две действительно ведущие компании-разработчики ПО, которые создают российское компьютерное «ноу-хау», были удостоены этой награды.

CNews.ru: Какова процедура, которую проходит соискатель правительственной премии?

Андреев Сергей: У нас за спиной были серьезные результаты и достижения, большой объем научной работы, о которых, к тому же, знали в академической среде. А сам процесс выдвижения и отбора претендентов на премию похож на защиту диссертации, только в гораздо большем масштабе. Необходимо выступать, обосновывать свои достижения перед очень серьезной комиссией по вручению премии, перед очень уважаемыми учеными. Мы прошли сквозь все этапы отсева и стали лауреатами. То, что мы делаем здесь, значительно улучшает имидж России за рубежом. Такая история успеха, которой являются компании ABBYY и 1C  — это реклама IT-отрасли всей страны. Когда за рубежом мы выигрываем один за другим сравнительные тесты различных СМИ в такой тяжелой и наукоемкой области как наша, то люди начинают понимать, что Россия способна производить не только валенки и шапки.

CNews.ru: Что вы считаете ключевым фактором успеха ABBYY?

Андреев Сергей: Важным конкурентным преимуществом ABBYY и основной причиной успеха компании являются наши сотрудники. Для примера, около 70% моего выпуска института работает сейчас за границей, и очень немногие из оставшихся в России, занимаются наукой. А из тех людей, которые работают в ABBYY, не менее 80% скорее всего уехало бы за границу, если бы компании не было. Та работа, которой они хотели бы заниматься, связана с исследованиями, с наукоемкими технологиями. И если нет в стране достойной и интересной такой работы, то они бы ее искали не здесь. Фактически мы создаем рабочие места для очень высококвалифицированного персонала, обеспечиваем их конкурентной зарплатой, и, в конечном итоге, создаем продукт, который конкурентоспособен на внешних рынках. Большинство экспертов отрасли считает наши продукты самыми передовыми на мировом рынке. Каждый месяц наши программы получают новые звания и награды в зарубежных тестах и сравнениях самых стран.

И эта область требует значительных вложений человеческого труда.

Выпуск новой версии ABBYY FineReader (нашего флагманского продукта) требует постоянной работы в течение 2-х лет группы 20-25 человек, и около сотни тысяч человеко-часов. На выход 1-версии нашего словаря Lingvo было затрачено 30 человеко-лет. К тому же наши команды разработчиков очень стабильны. Из компании ABBYY вообще очень редко уходят и у нас очень низкая текучка кадров, что очень важно для постоянного совершенствования продуктов. Из руководящего состава, из 40 человек, создававших компанию, у нас за последние 5 лет ушло только 3 человека. Причем двое ушли в дочернюю структуру. Низкий оборот кадров связан с системой мотивации сотрудников. В частности наше лидерство в продуктах помогает разработчикам чувствовать себя участвующим в создании «лучшего в мире продукта». Во вторых — это слаженная команда, постоянно развивающаяся, в составе которой люди стабильно растут в должности и зарплате. И, конечно, здоровый моральный климат в коллективе.

CNews.ru: На ваш взгляд, есть ли шансы, что в ближайшие годы российский бизнес начнет увеличивать инвестиции в фундаментальные научные разработки? Или должные условия для этого пока не созданы?

Андреев Сергей: На сегодня инвестиции российского бизнеса в научные разработки — это исключение. Но в перспективе -совершенно нормальное явление. Россия никогда не будет сателлитом ведущих держав в сфере науки, у нас по-прежнему высококачественное образование. Всегда среди молодых людей есть процент, который готов идти в фундаментальную науку. То есть необходимые условия для ее развития у России есть. Достаточные условия — это финансирование науки. С этим ситуация улучшается как и в смысле финансирования государства, так и в смысле финансирования бизнесом. Для этого, правда, бизнесу надо более крепко встать на ноги и нарастить мускулы. Ведь бизнес в целом очень практичен. На сегодняшний день у бизнеса есть более простые способы увеличения темпов роста прибыли, без фундаментальных исследований. Я считаю что примерно через пять лет ситуация должна в корне измениться.

CNews.ru: Широко известно о проблемах, с которыми приходится сталкиваться российским ИТ-компаниям, пытающимся экспортировать ПО. 1С недавно объявила о планах вывода производства на Украину. Есть ли шансы изменить эту ситуацию в 2003 году или вы уже смирились с подобным положением дел?

Андреев Сергей: В России действуют определенные правила вывоза товаров и правила валютного контроля и регулирования. Они были изобретены и введены в тяжелые годы, когда страна испытывала серьезные проблемы с вывозом капитала, и они были необходимы. Но, к сожалению, эти средства не уменьшили вывоз денег из страны. Но валютный контроль привел к тому, что при попытке отправить посылку за границу, возникают значительные помехи. Правила и процедуры, которые существуют для экспорта программного обеспечения, настолько сложны и требуют столько времени, что произвести отправку единичного заказа, который разместили, например, по интернету из Германии или США, совершенно нецелесообразно. Мои сотрудники подсчитали, сколько занимает их времени конкретная отгрузка конкретному человеку одного заказа на Lingvo. Его стоимость — около $12. После подсчета времени, проведенного сотрудниками в очередях, количества разрешений и так далее, в сумме получилось от пяти до семи чистых человеко-дней. А время квалифицированного специалиста стоит сегодня очень дорого. Даже стоимость времени курьера значительно превышает стоимость продукта. Плюс несколько денежных взносов, например, «проверка отсутствия на диске секретных материалов», в совокупности обходится в сумму около 20 долларов. По календарному времени весь этот процесс занимает около месяца.

При таких условиях экспорта, все наши преимущества, связанные с невысокими затратами на программистов, абсолютно нивелируются. Вполне естественно, что бизнес совершил необходимые действия для обеспечения работы. За границу вывозится один экземпляр мастер-диска, а далее все тиражирование происходит за границей. И все доходы остаются за границей, все налоги платятся именно там, продукты создают рабочие места именно там. И для бизнеса это не очень хорошо, так как у нас эти рабочие места стоили бы дешевле.

Большие компании находят способ не наступать на эти грабли. Так как мы являемся одним из крупнейших дистрибуторов ПО от «1С» на Украине, соответствующие проблемы были и у нас. В конце концов мы уговорили «1С» начать производство на Украине, что бы не надо было заниматься дорогостоящим экспортом. Свои продукты, продающиеся на Украине, мы давно производим (тиражируем) на Украине! А то, что мы продаем в странах Западной Европы, мы давно вынуждены тиражировать в странах Западной Европы. И далее по миру. Я считаю такую ситуацию совершенно ненормальной. Государственные структуры считают, что они борются с утечкой капитала, издавая указания о необходимости новых разрешений для вывоза чего-либо, но страна сама из себя деньги выталкивает. Однако, бизнес находится здесь, и руководят им отсюда. Нам, работающим в России, комфортнее здесь, а в Америке — неуютно. И мы будем работать здесь.

Бизнес заплатит государству столько, сколько он считает возможным заплатить. Если бизнес посчитает, что он не может заплатить больше, чем определенный фрагмент своих доходов, он его не заплатит вообще. При выборе «заплатить и умереть» или «не заплатить и не умереть», бизнес выберет второе. У нас есть инстинкт самосохранения.

CNews.ru: Помимо того, что государство является «плохим полицейским» в таможенных вопросах, оно одновременно является «хорошим полицейским», выступая крупнейшим потребителем ИТ в России. Насколько ваши технологии востребованы органами власти и какую долю госсектор занимает в вашем бизнесе?

Андреев Сергей: В России, в доходах, которые мы получаем в этой стране, есть очень большой сегмент, связанный с государственными закупками. У ABBYY также существуют большие проекты, связанные с госорганами. Наиболее серьезный проект — это проведение Единого Государственного экзамена с Министерством Образования. Он существует четвертый год, и на наших технологиях проводится ЕГЭ. Однако пока что это все называется «экспериментом». Но с каждым годом он внедряется во все большем количестве регионов. Летом 2002 года единый экзамен проходил уже в 16 регионах России, в то время как в 2001 – только в пяти. В этом году планируется его проведение в 39 регионах России. Для нас этот проект очень важен и интересен. Интересен он сложностью задачи — важно не только качество распознавания экзаменационных бланков ответов старшеклассников, но и скорость — ведь на обработку выпускных экзаменов отводится очень ограниченное время. По результатам ЕГЭ проходит прием в ВУЗы, и задержать результаты — значит изменить судьбу тысяч людей. Ошибки в результатах тоже недопустимы, из-за того же фактора — по результатам экзамена молодежь поступает в институты. Перекрывать дорогу к высшему образованию из-за ошибки в распознавании недопустимо. Именно в потоковой обработке результатов сильны наши продукты, а скорость наращивается увеличением вычислительной мощности системы. В настоящее время отрабатываются организационные вопросы — распространение билетов, обеспечение секретности и так далее. Но это прерогатива Минобразования.

Отношение к Единому экзамену и машинной обработке результатов меняется в позитивную сторону. Многие ректоры высших учебных заведений меняют свое мнение. Становится понятно, что они могут сосуществовать в рамках ЕГЭ. Ведь этот экзамен — это единая оценка знаний учеников. Пятерка по физике в деревенской школе и пятерка в лицее с углубленным изучением физ-мат наук, это две разные оценки. А в ЕГЭ применяются единые критерии оценок для всех участников, и сразу становятся ясны знания учеников. Во вторых, появляется контроль за качеством образования — изменение оценок в регионе становится объективным показателем. Это также многим не нравится. Но я считаю, что развитие единого экзамена неизбежно.

У нас существуют и другие проекты с государственными структурами. Ведется работа с МНС, Пенсионным Фондом и другими госструктурами. В министерствах и ведомствах постоянно стоят вопросы обработки информации с бумажных носителей, это всегда актуально и проекты идут постоянно. Например, даже «Электронная Россия» завязана на электронную обработку документов, организацию электронного документооборота. Нашим продуктам работа найдется всегда. Примерно около половины российского бизнеса компании ABBYY занимает работа с государственным сектором.

CNews.ru: Говоря о рынке программного обеспечения в России, одним из наименее емких его сегментов называют «коробочное ПО». Какова, по вашим оценкам, динамика развития этого сектора за последние несколько лет?

Андреев Сергей: Розничные продажи коробочного FineReader у нас в России выросли примерно на 30%, в течение 2002 года. А продажи словарей Lingvo увеличились более чем в два раза. В итоге, если такая тенденция сохранится, то в следующем году мы больше денег заработаем на Lingvo, чем на флагманском продукте FineReader. Однако в мировых продажах «локомотивом» все равно останется FineReader. Самый продаваемый продукт Lingvo — это 12-ти долларовая версия. В розницу она стоит именно столько, тогда как основная версия FineReader стоит около $100. И это отражает динамику роста различных сегментов «коробочных» продуктов — недорогой сегмент стал расти значительно быстрее, чем остальные. С моей точки зрения это означает и увеличение покупательской способности. Прошел тот период, когда в стране были маленькие зарплаты и, как следствие, покупалось только пиратское ПО. Становится все больше людей, покупающих легальное ПО в качестве подарка, дополнения к домашнему компьютеру и так далее. Все больше людей считают нормальным потратить $10-12 на легальный продукт. Эти люди готовы заплатить без затруднений. И я считаю, что эта тенденция продолжится.

К тому же достаточно эффективно работает наша схема защиты от нелегального копирования. Вскрывать наши продукты не так просто. Для Lingvo получается экономически нецелесообразно вскрывать всю защиту. Продукты в ценовом сегменте около $100 покупают все же, в основном, для бизнеса. Несмотря на то, что это коробочные продукты, мелкому бизнесмену проще придти в магазин. Если говорить о недорогих продуктах для домашнего пользования, то хорошей прибыльности можно достичь при цене не более чем 20 долл. Пик продаж дает именно ниша в $12, которая, в последнее время, смещается в сторону $15. В этом сегменте реализуются эффективные продажи и получаются наиболее серьезные прибыли. Российский рынок коробочного ПО в разных сегментах растет от 30% до 100% в год.

CNews.ru: Пиратство — это главный фактор, сдерживающий развитие рынка коробочного ПО?

Андреев Сергей: Безусловно, это сильно негативный фактор. Но я не поддерживаю крайностей. Мне не нравится тезис о том, что люди, покупающие у пиратов, никогда не купят легальный продукт, что в России настолько низкие зарплаты и уровень жизни, что пиратские продукты — это единственный выход для наших людей. Не поддерживаю я и оценки, свидетельствующие о том, будто уровень пиратства у нас от 84% до 98%. Эти подсчеты, скорее всего, сравнивают легальные продажи ПО с нелегально проданными копиями. Это такая же крайность. Оба подхода не учитывают реальной ситуации. Объемы продаж легального ПО, в случае полного прекращения пиратства, не увеличатся до суммы тех «потерь», которые считаются по количеству копий. Очевидно, что часть людей, покупающих нелегальные копии продуктов вполне способна в финансовом плане купить оригинальные продукты, а часть действительно неплатежеспособна. Истина посередине, и демонизировать пиратский рынок нельзя.

В то же время я считаю, что если бы пиратства не было, то наши доходы, и доходы остальных производителей ПО, увеличились бы в два или три раза. Такой рост прибыли привел бы к качественным изменениям на рынке. Появились бы новые разработчики, новые компании, было бы проще наладить продажу новых продуктов. Именно поэтому в России так немного компаний-разработчиков, которые смогли вырасти до уровня серьезного бизнеса. Мнение, что пираты помогают разработчикам популяризировать свои продукты, и поэтому они полезны — несостоятельно. Производители сами могут решить задачу популяризации.

CNews.ru: Как вы оцениваете сегодняшний потенциал российских разработчиков ПО? Вы сами говорите, что многие уехали...

Андреев Сергей: У меня нет впечатления, что уехало много российских разработчиков. К тому же уезжают или не уезжают люди не потому что они хорошие работники. В США улетают на постоянное место жительство те, кто не смог себя найти здесь. И некоторые из них возвращаются. А многие остаются там, и сохраняют свой образ жизни, живя на Брайтон-бич, в этом маленьком кусочке СССР. А профессионал всегда найдет себе работу и здесь, и «там», причем работу высокооплачиваемую. У серьезных качественных работников нет причин отсюда уезжать. Конечно, было время в начале 90-х годов, когда в России для профессионала было мало возможностей. Сегодня я отмечу, что есть обратная тенденция в головах уехавших. Многие задумываются о возвращении. Не скажу, что это уже привело к большому потоку «возвращенцев», но настроения в умах двигаются в сторону Родины. А это говорит о том, что люди видят чем здесь заняться, видят что в стране есть перспективы. Российские компании, конечно же, испытывают трудности с набором высококлассных специалистов, но я думаю, что в той же Америке эти трудности еще больше! Там система образования хуже и профессионалы в разработке ПО встречаются гораздо реже.

CNews.ru: Каких результатов удалось добиться ABBYY в 2002 году? Каковы финансовые показатели вашей работы по сравнению с 2001 годом?

Андреев Сергей: Прошедший год был для ABBYY хорошим. Если предыдущий (2001-й) был годом сложным и проблемным, то этот год мы заканчивали с хорошим настроением. Наш бизнес довольно сильно вырос. Рост доходов, по сравнению с 2001 годом, составил от 80 до 100%. Этот показатель очень важен для нас, как компании, разрабатывающей ПО, а не перепродающей что-либо. То есть при росте персонала и, соответственно расходов на него на 20%, все остальное приходится на рост прибыли. И несмотря на неблагоприятный мировой бизнес-климат, мы в России зарабатываем только 25% нашего дохода. То есть 75% дохода пришлось на «рискованные» зарубежные рынки, которые в прошлом году уменьшались. Рост доходов внутри России составил больше 50%, а наши обороты на американском рынке, который испытывает наибольшие трудности, выросли в три раза. Хорошим показателем стало и то, что в России наш бизнес вырос столь заметно. Это позволяет нам смело говорить о том, что Россия является очень крупным и интересным рынком. Также это говорит и том, что российский рынок как таковой стал расти быстрыми темпами. Мы работаем на мировом рынке размером около $300 млн., и в разных странах наша доля рынка колеблется от 5% до 20%. Существуют и страны — исключения. Так, в Германии у нас около 50% рынка, и в России у нас около 95% рынка.

CNews.ru: Как вы оцениваете развитие рынка ПО в России в 2003 году? Какие тенденции, на ваш взгляд, будут определяющими?

Андреев Сергей: Я считаю, что модернизация экономики будет продолжаться. Это означает, что рынок ИКТ будет расти, но не так быстро, как в прошедшем году. Рост должен составить от 30 до 60%. Обязательно значительно вырастет розница, потому что повышается благосостояние, вырастет и государственный сектор. Тенденции мировой экономики все же окажут влияние на российскую экономику. Наша страна ориентирована на сырьевой экспорт, а высокие цены на нефть долго не сохранятся. По моему мнению, благоприятная для нас конъюнктура будет сохраняться не дольше, чем до середины 2003 года. Вторая половина года будет для нашей экономики испытанием, хотя спад цен на энергоносители может спровоцировать рост экономики Еврозоны и США, что для нас будет тоже положительно.

CNews.ru: Какие задачи стоят перед командой ABBYY в наступившем году?

Андреев Сергей: В 2003 году мы намерены выпустить новую версию FineReader 7.0, которая радикально переработана по сравнению с предыдущей версией. Конкуренты на мировом рынке не спят. Также мы хотим ввести внутри компании новую систему стимулирования сотрудников, повысив их участие в бизнесе компании. Наиболее квалифицированные сотрудники будут более заинтересованы в успехах компании. У нас есть одна очень важная и давняя разработка, на которую тратится много ресурсов компании, и мы хотим в этом году получить рабочий прототип нового продукта, который станет в будущем нашим ключевым продуктом. Это будет новый сектор для нас и он не будет связан с распознаванием текста, форм или другими нашими разработками. Мы не планируем повторения грандиозного успеха прошлого года и я не считаю, что мы сможем вырасти на те же 80% в 2003 году. Мы возлагаем большие надежды на европейский офис, 2002 год для которого был тяжелым. Плановый рост компании должен составить около 50%.

CNews.ru: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2003 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS