[an error occurred while processing this directive]

SPIRIT CORP

 
Совместный проектПри поддержке
Профиль  CNews.ruiRU

Сибинтек

Сергей Шашурин: Я не уверен, что государству стоит тратить бюджетные деньги на развитие такой «мелочи» как ИТ-отрасль

Сергей Шашурин 
На вопросы CNews.ru отвечает президент компании «Сибинтек» Сергей Шашурин. В интервью обсуждаются тенденции и особенности как российского рынка инфокоммуникационных технологий, так и направления развития и итоги года мировых рынков. По мнению эксперта, российскому рынку пока рано конкурировать с западными компаниями.

CNews.ru: Какие основные события на рынке ИТ, на ваш взгляд, были ключевыми в 2002 году?

Сергей Шашурин: Меня недавно спросили, кончается ли общая стагнация в ИТ-отрасли? Я ответил, что, на мой взгляд, сегодняшняя ситуация, как и любой кризис, является скорее оздоровлением, потому что бум высоких ожиданий и больших денег привлекает непрофессионалов. Недавний бум высоких технологий и интернет тоже вызвал спекулятивный интерес. То, что сейчас происходит, возвращает ИТ-направление в русло нормальной экономики, идет оздоровление через кризис. Мне, как профессионалу, было неприятно смотреть на то, что происходило в недавнем прошлом. Люди, которые потянулись в сферу информационных технологий, были в большей степени финансовыми спекулянтами. И эти перемены я считаю самыми главными на мировом рынке.

Если говорить о России, то наиболее примечательным стал факт оспаривания в суде результатов известных нам тендеров. На мой взгляд, важно то, что, наконец, создан прецедент. Ранее в прессе было много достаточно ехидных статей о том, что все тендеры заказные и результаты известны заранее. Возможно, частично так и было. Но важно не это. Кричать из «подворотни» может каждый. Важно то что, наконец, стали прибегать к легальным средствам защиты своих интересов и справедливости. Если этот механизм нормально заработает, то начнут работать нормальные рыночные механизмы развития отрасли. ИТ-отрасль в России все еще страдает детскими болезнями, мы пока не вышли из школьного возраста. Это нисколько не умаляет рынка и отрасли в целом, наоборот, делает его более интересным: нам есть куда расти.

CNews.ru: Что стало наиболее значимым разочарованием года на рынке ИТ России?

Сергей Шашурин: Значимых разочарований для меня в этом году не случилось. Я оптимист и не могу ни одно из произошедших событий расценить как негативное. Не могу сказать, что в России мы совсем не чувствовали отголосков мирового кризиса в нашей сфере, но отразилось это в гораздо меньшей степени, чем на Западе. Одним из его следствий, причем положительных, стало то, что в Россию вернулось очень много способных и умных людей, в свое время уехавших в Америку. Оставшись там без работы, они возвращаются в страну, в которую бы иначе они уже не вернулись. Вторым положительным следствием можно назвать то, что многие компании пересмотрели свои продуктовые портфели в сторону реальности. Если два года назад букву «е» активно добавляли ко всем продуктам, то сегодня отношение к этому стало более трезвое, произошел спад спекулятивной составляющей. Помимо этого, многие западные компании начали более серьезно относиться к России. Если раньше оборот по нашей стране был среди самых последних цифр в годовых отчетах, то на сегодня от России ожидают многого.

CNews.ru: Насколько эффективны действия государства в развитии ИТ в России? Как вы оцениваете качество реализации программы «Электронная Россия»?

Сергей Шашурин: На мой взгляд, государству пока не удалось четко сформулировать ни цели ни задачи программы «Электронная Россия». Одной из целей могла бы быть государственная поддержка отечественной ИТ-отрасли с тем, что бы она играла большую роль в российской экономике. Необходимо сформулировать даже не то, как надо поддерживать те частные компании, из которых, в основном и состоит ИТ-отрасль в России, а ответить на вопрос «Надо ли это делать?». По сути дела, ИТ-отрасли в традиционном понимании этого слова у нас нет. Раньше существовали отраслевые предприятия, проектные НИИ, министерство и так далее. Сегодня есть много серьезных фирм, существует министерство связи и информатизации, но является ли это отраслью? Нефтянка — это отрасль, ее доля в ВВП заметна и значительна. А  какова доля ИТ? И если она так малозаметна, то стоит  ли государству на такую «мелочь» тратить бюджетные деньги? Я в этом не уверен.

Помимо этого, я считаю неправильным рассматривать подобные программы чисто потребительски. Выделить бюджетные деньги и их освоить — не это является целью или поддержкой отрасли. Это всего лишь налет на бюджетные деньги. Если заказчиком выступает государство и ставит целью создание электронного правительства, то все сразу забывают об электронном государстве и думают только о закупках техники. И это ни в коем случае нельзя назвать проектом —  поставка техники в госсектор является нормальным сегментом бизнеса любой компании. А госсектор всегда тем и отличался, что покупал обычно только «железо», а про инфраструктуру и бизнес-приложения как-то забывал.

Если же целью «Электронной России» является программа построения современной системы управления государством, она упирается в один факт. Как и любой проект, программа должна иметь, упрощая, «проджект-менеджера», управляющего, который должен иметь генеральный план развития, видеть цель проекта и последовательно ее достигать. Я такого управляющего пока не вижу. И потому пока считаю эту программу в большей мере пожеланиями, которые не вышли на уровень конкретной работы. Хотя, возможно, просто недостаточно информирован.

CNews.ru: За последние годы задачи предприятий в сфере информатизации существенно менялись. Можно ли говорить о том, что период создания первичной ИТ-инфраструктуры (локальные сети, простейшие приложения) в российском бизнесе завершен? Если да, то какие проекты станут массовыми на следующем этапе?

Сергей Шашурин: Я считаю, что существует некая спираль развития ИТ-рынка. Первый этап, на котором зарабатывались сверхприбыли, этап поставок ПК уже прошел. За ним следовал этап поставок оборудования для сетевой инфраструктуры. Однако, многие закупавшие это оборудования предприятия не понимают сейчас, что же с этим всем оборудованием делать. На первый план сейчас вышло построение систем. Однако может оказаться и так, что из приобретенного оборудования, на которое были потрачены большие деньги, серьезной инфраструктуры, позволяющей решать насущные задачи предприятия, не создать. Ведь инфраструктура — это фундамент, и он должен быть сделан хорошо и надежно. А инфраструктурой как таковой в России занимались мало, и в этом направлении нам расти и расти. У большинства российских предприятий до настоящего времени серьезных потребностей в крупных и надежных системах, обеспечивающих обработку большого количества данных, просто не было. Поэтому у нас доминируют технологии Intel и Microsoft, тогда как более серьезные Unix-системы и мэйнфреймы также имеют право на существование.

Если в российской экономике не произойдет ничего радикального, то в недалеком будущем российские предприятия начнут выходить на международный рынок и конкурировать с зарубежными. Тогда им потребуется совершенно иная информационная инфраструктура, и будут появляться серьезные приложения, ее поддерживающие.

В России очень немного серьезных фирм, которые могли бы создавать серьезные платформенные решения. Есть много фирм, которые могут создавать сети. Есть много компаний, которые могут поставлять маршрутизаторы, оптоволокно и компьютеры. В будущем должно появиться гораздо больше интеллектуальных решений, чем просто поставка компьютерной техники. Я считаю, что в этом году предприятия начнут все-таки задумываться над созданием плана действий, прежде чем что-то делать.

CNews.ru: Часто можно слышать, что в регионах московские компании интеграторы конкурируют только между собой. Между тем, данные нашего рейтинга показывают, что в регионах присутствуют достаточно крупные игроки. Какое место занимают местные компании в  региональной политике «СИБИНТЕКа»? Верите ли вы в то, что бизнес этих компаний перспективен, или контролировать рынок крупных ИТ-проектов и далее будет центр?

Сергей Шашурин: Я еще раз говорю, что я – оптимист. Мой оптимизм выражается в вере в светлое будущее России. Без этой веры любая работа здесь была бы бессмысленна, или, по крайней мере, очень тяжела. У нашей страны есть перспективы развития, и эти перспективы будут реализованы. Поэтому я  уверен, и в том, что ИТ-бизнес — это не только Москва и Санкт-Петербург, но и регионы. Одной из стратегий «СИБИНТЕКа» является постоянное расширение регионального покрытия. Доказательством правильности такой стратегии является то, что это направление для нас не является убыточным, и мы не дотируем из Москвы наши региональные предприятия. Финансовый центр компании находится в Москве, и они не являются и суперприбыльными, но они работают успешно.

Кроме того, существуют самостоятельные крупные региональные компании, конкурирующие с московскими игроками, и очень неплохие. По московским меркам это, конечно, небольшие компании — несколько десятков человек, но некоторые вещи они делают лучше, чем столичные игроки. Зачастую с ними даже бессмысленно конкурировать — они лучше знают рынок и делают работу не хуже нас. Конечно, у московских компаний, еще долгое время будет лучший доступ к финансам. По-моему, речь здесь должна идти не столько о конкуренции, сколько о консолидации. Это и использование региональных компаний в качестве субподрядчиков, и поглощение, и стратегическое партнерство и другие виды сотрудничества. Этим компаниям тоже необходимо развиваться, а для этого нужны инвестиции. Возможно, что наиболее легкий путь для них — это получить доступ к финансам через крупную московскую структуру.

Но существует еще одна модель развития регионального бизнеса. Альтернативой зависимости от центра является создание мелкими и средними компаниями ассоциаций для защиты своих интересов. И, поскольку цели у этих ассоциаций будут более конкретны, чем размытые политические цели московских, они вполне могут стать заметной силой и появиться в Москве. Лоббирование интересов и даже продажа сервисов своих учредителей — это один из путей их работы. Окончательная схема выглядит одинаково — средние компании в регионах и головная организация в Москве. А вот какой путь будет к этому: сверху вниз или снизу вверх — это вопрос. Но огромная роль Москвы как финансового центра всегда будет оставаться.

Многие московские компании даже не пытаются идти в регионы — это сложное и рискованное предприятие. До сих пор не забылись попытки некоторых компаний, в том числе и компьютерных, выйти в регионы. Создавались многочисленные региональные подразделения, выстраивалась сеть. Но как только у региональной компании возникали собственные финансы и клиенты, как только они научились работать сами, они отделялись. Тогда победили центробежные силы. Головное предприятие должно поддерживать интерес регионального на основе взаимовыгодного сотрудничества. Альтернативой является управление бизнесом из Москвы, используя региональные компании только как субподрядчиков. Большинство именно так и работает. СИБИНТЕК идет путем создания собственной филиальной сети.

CNews.ru: В интервью CNews.ru в конце 2001 года вы говорили о том, что пока не видно, каким образом можно зарабатывать большие деньги в интернете. Ваши оценки не изменились в 2002 году?

Сергей Шашурин: Нельзя отрицать того, что интернет — это вещь эпохальная. Локальные компьютерные сети позволили объединить между собой отделы в рамках одной компании, и оказалось, что это потрясающе эффективно. Сейчас же существует сеть, которая объединяет компании, народы и нации. Грандиозность этого явления породила совершенно нереальные ожидания небывалых денег, что, на мой взгляд, совершенно не оправдалось. Феномен бурного развития интернета был в том, что весь контент  —  был совершенно бесплатным. Ведь были масштабные сетевые проекты и до создания интернета — например во Франции. Но это все было платным и не развилось в глобальное сообщество. Интернет — это просто культурный феномен, и ставить его на коммерческие рельсы — значит разрушить его.

Одним из главных неприятных моментов в существующем интернете, на мой взгляд, является не проработанность законодательства. Интернет обладает определенной экстерриториальностью, и попытки решить проблемы авторских прав, детской порнографии и других подобных вещей оказываются бессмысленными во всем мире. Невозможно создать бизнес на изначально анархической среде. Но сегодня интернет меняется, и он уже далеко не такой, каким задумывался и был раньше. Попытки сделать в нем серьезный бизнес натыкались на непроработанность законодательства во всех странах, и одно время работал только небольшой бизнес — компакт-диски, футболки и так далее. Но оправдавшихся серьезных ожиданий нет и до сих пор.

Почему-то, когда многие бросились в e-commerce, все дружно сделали вид, что забыли о том, что это уже не ново. Были 10 лет назад и проекты по электронным закупкам, были глобальные сети и другие похожие идеи и системы. Интернет просто обеспечил наиболее дешевую транспортную среду и немного поменял подходы. Но технологии развиваются, и по мере роста появляется все больше возможностей их реализации. Поэтому я считаю, что возникнут на этом свои миллиардеры (они возникли, но так же быстро и исчезли). Происходит нормальный прогресс. Наконец схлынула пена «легких денег», ушли «интернет-мальчики», которые не знали что такое мэйнфреймы и высокие технологии, и для которых ИТ всегда выражалось в персональном компьютере, Windows и интернете. Отсутствие этой культуры и знания того, что было до сегодняшнего момента, сильно снижало кругозор, и иногда можно было наблюдать, как молодое поколение горячо обсуждает «совершенно новую», только что созданную интернет-систему, которую, в свое время, уже писали на Clipper, и других пакетах. Сейчас я уже вижу, как решаются более серьезные задачи с помощью интернета. Целый класс задач, за который будут платить деньги, и которые будут покупать, могут быть созданы только на основе интернета. Однако до сих пор законодательство во всем мире все же отстает от развития технологий.

Наконец то из интернета ушли люди, которые отвлекали деньги на совершенно не перспективные направления, не просто в интернет, но и в самом интернете. Неоправданные расходы на маркетинг и рекламу, спекулятивные операции на акциях и так далее сильно повредили бизнесу. Наконец в интернете начали применять серьезный бизнес-взгляд на вещи: оценка рынка, затрат на развитие, технологии, возможные прибыли, расчет возврата инвестиций и так далее.

CNews.ru: Какие ключевые изменения произошли в бизнесе «СИБИНТЕКа» в 2002 году?

Сергей Шашурин: Особых революционных изменений в бизнесе не случилось, и это главное. Мы растем и развиваемся. Мы выполнили финансовый план и реализовали в истекшем году несколько крупных и интересных проектов.

CNews.ru: Расскажите о финансовых результатах работы «СИБИНТЕКа» в 2002 году? Какие задачи стоят перед компанией в 2003 году?

Сергей Шашурин: Я считаю главным нашим достижением то, что мы полностью выполнили план по прибыли, предусмотренный для прошлого года. Мы «сработали» по нему с минимальными отклонениями, и рост наших оборотов составил примерно 25%. Структура наших доходов в 2002 году изменилась незначительно, однако все больший вес в бизнесе приобретает направление консалтинга и работ в секторе телекоммуникаций.

Вот таблица распределения долей различных направлений деятельности в доходах компании за 2001г. и 2002г. в %

  2001 2002
Сервисы 41,5 31,5
Консалтинг** 1,4 6,4
РиСИ* 24,2 22,2
Телеком 2,9 7,2
Поставки оборудования 23,1 27,7
Прочее 4,2 4,9

*РиСИ — разработка и системная интеграция
**включает ИТ и управленческий консалтинг.

CNews.ru: Какие проекты стали наиболее значимыми для вас в 2002 году?

Сергей Шашурин: На моем особом контроле стоят два проекта, которые компания реализует в настоящее время. Это оснащение здания на Дубининской улице и разработка ИТ-стратегии компании «ЮКОС». Если первый проект очень большой, и его интерес состоит именно в масштабности, то во втором велика интеллектуальная составляющая. Это попытка устремить взгляд вперед, предугадать развитие технологий и всего рынка, да и просто очень интересная вещь.

Возводимый комплекс новой штаб квартиры компании «ЮКОС» на Дубининской улице общей площадью 27 тысяч квадратных метров станет самым современным «интеллектуальным зданием» в России. В «Интеллектуальном комплексе «Дубининское» «СИБИНТЕК» обустроит около 1300 рабочих мест. На каждом этаже будет создано 30 зон управления, позволяющих регулировать параметры рабочей среды. Всего в здании должно быть установлено около 800 контроллеров управления, более 1000 исполнительных устройств, проложено около 400 км кабельных сетей. Мониторинг состояния и управление оборудованием системами будет осуществляться с помощью компьютерных технологий из единого центра управления, обслуживать который смогут всего лишь 3-4 специалиста. Решения, реализуемые «СИБИНТЕКом» в этом проекте, базируются на технологиях Enterprise Buildings Integrator компании Honeywell.

Также в 2002 году нашей компанией было начато или активно развивалось еще несколько заметных проектов. Это построение телекоммуникационной и информационной инфраструктуры Эвенкийского АО (проект «Эвенкия-Регион»), и проект по внедрению системы управления сетями автозаправочных комплексов «СИБИНТЕК-АЗС», внедрение которого идет более чем на 100 заправочных станциях в 20 регионах России и в котором активно развивается система региональных офисов и сервисных центров.

Система «СИБИНТЕК-АЗС» обеспечивает автоматизацию всех операций, связанных с особенностями приема и реализации нефтепродуктов, автоматизирует управление топливораздаточными колонками, управление системой измерения параметров нефтепродуктов в резервуарах. Также «СИБИНТЕК-АЗС» составляет все виды отчетов (о результатах работы АЗС, данные о работоспособности оборудования, паспортных данных АЗС и т.п.), ведет статистику и обрабатывает результаты работы за определенный период, предоставляет аналитические отчеты по динамике продаж. Она позволяет контролировать работу целых сетей АЗС как на региональном, так и на межрегиональном уровне.

Еще одним заметным проектом стало создание концепции комплексного подхода к построению единой информационной системы нефтеперерабатывающих предприятий в рамках ВИНК (мастер-план) и  разработка мастер-планов для Новокуйбышевского и Ачинского НПЗ. В 2002 году была завершена разработка концепции построения системы коммерческого учета при приеме, хранении и отгрузке жидких нефтепродуктов (сокращение потерь благодаря точности и надежности измерений). На ее основе завершено техническое перевооружение терминала в Брянске, закончены проекты (запланировано внедрение) модернизации терминалов в городах Подольск и Лиски-2, в проектной стадии еще восемь нефтебаз.

Заметным сектором нашей деятельности является автоматизация технологических установок и технологических процессов в основном в области нефтепереработки и нефтехимии: модернизация технической инфраструктуры Ангарской нефтехимической компании (АНХК), автоматизация эстакады тактового налива на Ачинском нефтеперерабатывающем заводе (АНПЗ), модернизация технологических установок на Сызраньском, Новокуйбышевском НПЗ, АНХК и др.

В течение года мы занимались и построением корпоративных информационных систем (систем электронного документооборота, ERP, SCM-систем, информационно-аналитические, и геоинформационные системы, системы консолидированной финансовой отчетности, управления складскими запасами и др.) в различных компаниях-клиентах.

CNews.ru: Какова судьба ваших венчурных проектов по организации услуг доступа на американский фондовый рынок и созданию компании оффшорного программирования?

Сергей Шашурин: У нашей компании существует несколько венчурных проектов, и пока только один из них вышел на приемлемый уровень — это компания Level 2. В настоящий момент это независимая компания. Для венчурного финансирования даже один успешный проект, вышедший «в жизнь» — это уже неплохо. К оффшорному программированию как виду бизнеса я отношусь спокойно. Всем известно о существовании двух подходов. Первый из них — это «индийский» и фактически представляет из себя обычный «кодинг», реализуемый при наличии огромного количества существующих библиотек разработки. На этом направлении я не вижу серьезных перспектив для России. У старых игроков на этом рынке есть многочисленные преимущества, которых нет у нас. Наиболее перспективным для наших компаний я считаю направление, содержащее больше интеллектуальной составляющей. Это продажа не столько кода, сколько практически готового продукта для клиента. Однако оно требует создание серьезных международных компаний имеющих офисы за границей и ищущих там клиентов. Сдерживающим фактором в этом направлении является как раз то, что мы (ИТ) не являемся отраслью — многие компании пытаются сделать все в одиночку. Этот бизнес нельзя вести наскоком — должна быть солидная база внутри страны, должен быть мощный источник капитала для того, что бы выдержать конкуренцию за границей. А тылы у российского ИТ пока очень хиленькие. На настоящий момент мы можем конкурировать в странах Восточной Европы, но дальше идти не получится. Ни одна российская компания не может на равных разговаривать с западными.

CNews.ru: Каковы, по вашим оценкам, перспективы развития рынка ИТ в России в 2003 году? В каких сегментах следует ожидать снижения спроса, в каких его роста?

Сергей Шашурин: Новый год не должен стать из ряда вон выходящим. Причин для спада в этом году нет, а так как ИТ-отрасль, фактически, является производной от развития экономики, то и прогнозы схожие. Если будет расти экономика — будет расти и наша отрасль. Пока ситуация благоприятная для всех ведущих отраслей нашей страны, у страны есть политическая стабильность, и эти факторы будут работать на нас. Корпоративный сектор постоянно повышает свои бюджеты на ИТ, но стремительного роста в этом году ожидать нельзя.

Оценивая текущее состояние рынка ИТ, меня очень беспокоит низкий уровень проработки вопроса связи бизнеса и ИТ, невысокое качество ИТ-услуг, неконкурентоспособность российских структур с западными компаниями. Этому есть объяснение — в силу исторических причин стоимость ИТ-услуг в России (по сравнению с компаниями, работающими на западных рынках) настолько занижена, что соответственно невысока и возможность обеспечить соответствующий интеллектуальный уровень предоставляемых услуг. Российские ИТ-компании не готовы работать на западном рынке и не могут пока окрепнуть, работая в России — в силу относительно (опять же, по сравнению с западом) небольшого объема заказов, неготовности заказчика выделять соответствующие бюджеты. Не случайно даже самые крупные российские ИТ-компании несопоставимы по обороту со средними западными структурами. В государственных проектах, по моему мнению, наибольший интерес вновь будут вызывать проекты, связанные с большими объемами поставок оборудования. К сожалению, пока слабо сформулирован госзаказ не только на интеллектуальную составляющую, но даже на инфраструктурную часть ИТ-проектов. В России пока не наблюдается сверхбыстрых темпов развития интернета, что могло бы обеспечить взаимодействие и прозрачность работы госструктур и ведомств — предоставление людям информации о порядке регистрации и прохождении их заявлений, жалоб, разъяснения различных процедур и прав, что пока полностью зависит от добросовестности и компетентности чиновника, и т.д.

CNews.ru: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2003 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS