[an error occurred while processing this directive]

Обзор подготовлен

версия для печати
Будущее ИТ: куда возьмет курс Россия?

Будущее ИТ: куда возьмет курс Россия?

Исчерпание ресурсов экстенсивного роста существенно усложняет и интенсифицирует процессы, формирующие фундамент российского ИТ-сектора и градиенты его развития. Итоги года позволяют говорить как минимум о трех направлениях, в которых будет концентрироваться активность основных игроков ИТ-рынка, причем как поставщиков, так и заказчиков ИТ-услуг.

Первое направление возможного дальнейшего развития российской отрасли ИТ концентрируется вокруг новых веяний в политике ИТ-затрат основных ИТ-заказчиков, в частности, в соотношении между расходами предприятий на ИТ-аутсорсинг и развитие внутренних ИТ-служб, что может существенно изменить сегодняшние модели взаимодействия ИТ-компаний со своими клиентами. Вторая ось изменений — это борьба российских и иностранных ИТ-компаний за внутренний российский рынок, борьба, в которой в последнее время отчетливо ощущается рост веса российских игроков. Что это — ситуационное явление или новая тенденция? Наконец, третий вектор развития — это проблема повышения экспортного потенциала российского ИТ-сектора и активная работа по глобализации российских ИТ-услуг.

ИТ-аутсорсинг vs. ИТ-службы

ИТ-аутсорсинг и развитие внутренних ИТ-служб можно рассматривать с двух сторон — как конкурирующие стратегии информатизации, либо как взаимодополняющие компоненты единой стратегии информатизации. Первый подход заключается в том, что внутренние ИТ-отделы предприятия развиваются с целью минимизации потребностей в ИТ-аутсорсинге, второй, напротив, в том, что внутренним ИТ-службам отводится вспомогательная роль подразделений, занимающихся рабочей поддержкой созданной ИТ-инфраструктуры.

Несмотря на модность такой процедуры как аутсорсинг, далеко не лишен оснований выбор предприятий в пользу стратегий максимальной опоры на собственные силы. С одной стороны, ввиду роста стоимости оплаты услуг ИТ-консультантов, появляется все большее число предприятий, которые не могут позволить себе услуги ИТ-аутсорсинга. С другой стороны, стремление минимизировать потребность в ИТ-аутсорсинге может быть обусловлено комплексом институциональных ограничений, таких как: необходимость обеспечить максимальную закрытость бизнес-процессов (иногда — секретность, например, в случае военных производств), отсутствия доверия к компаниям-аудиторам, неудовлетворенность содержанием или качеством предоставляемых услуг, неразвитость ИТ-инфраструктуры в регионе и т.д.

Противоположный подход — стратегия максимизации возможностей аутсорсинга (максимальный отказ от внутренних ИТ-затрат и их вынос за пределы предприятия) — становится возможной в том случае, когда нет как таковой необходимости содержать внутренние ИТ-службы даже как вспомогательные подразделения. Такая возможность существует ввиду развивающегося предложения ИТ-услуг особого класса по круглосуточному мониторингу и администрированию ресурсов предприятия специализированными аутсорсинговыми компаниями через удаленные терминалы с использованием индивидуальной программы клиента или стандартной программы. Этот вид услуг приводит к еще большим затратам на информатизацию, но при этом позволяет предприятию практически забыть о соответствующих проблемах и сконцентрироваться на профильной деятельности. Подобная стратегия, впрочем является пока целиком "столичной". Необходимой инфраструктуры, позволяющей оказывать подобные услуги в регионах, пока как таковой нет. При этом в регионах нет и потенциального клиента для аутсорсинговых компаний такого типа.

Наконец, третья возможная стратегия информатизации — это отношение к ИТ-службам как к вспомогательным подразделениям, основной функцией которых является  контроль  работы внедренной ИС и устранение мелких сбоев и неполадок в системе. Фактически данная стратегия является доминирующей в настоящее время и ее вполне можно назвать традиционной. На сегодняшний день это выглядит как оптимум между ценой и необходимостью.

Существуют ли сегодня факторы, указывающие на большую или меньшую популярность одной из трех описанных стратегий в среднесрочной перспективе? Как уже говорилось, один из основных факторов в пользу стратегии минимизации потребностей в ИТ-аутсорсинге — это стоимость услуг ИТ-консультантсов и интеграторов. Вкупе с необходимостью обращаться к аутсорсинговой компании только с хорошей репутацией и необходимостью быть уверенным в качестве оказываемых услуг, рост стоимости неизбежен. Тем более что квалифицированные ИТ-консультанты на российском рынке до сих пор в дефиците.

Другой немаловажный фактор в пользу стратегии максимальной опоры на собственные силы — это неудовлетворенность существующим предложением в части учета специфичности требований предприятия-заказчика к ИС. Доминирование на рынке стандартных решений, мало учитывающих отраслевую специфику предприятия, приводит его к необходимости искать собственные индивидуальные решения проблемы. В данном случае одним из вариантов может стать привлечение в штата ИТ-отдела предприятия ведущих ИТ-специалистов на основе заключения с ними персональных контрактов. В этом случае опора на собственные силы не является следствием нехватки средств и экономии издержек, но представляет собой вынужденную меру по обходу неудовлетворительного рыночного предложения.

Напротив, основными факторами, действующими в пользу ИТ-аутсорсинга, являются три следующих. В первую очередь, это растущая технологическая сложность производств. Чем она выше, тем труднее справиться внутренним ИТ-отделам со всем комплексом мероприятий, необходимых для поддержания в рабочем состоянии соответствующей ИС — и тем более невозможно самостоятельно осуществить ее внедрение и интеграцию различных приложений в единую ИС. Обращение к консультанту в данном случае неизбежно.

Во вторую очередь не следует забывать о таком немаловажном факторе, как требование международных стандартов. Уровень информатизации производства — один из показателей его качества, без чего вход на внешний рынок невозможен. Кроме того, большое значение сегодня имеет и такой фактор как результаты аудиторских проверок ИТ-инфраструктуры предприятия с точки зрения оценки его деловой репутации, надежности и экономической безопасности. Современные представления об эффективном бизнесе заставляют внедрять ИТ, даже если предприятие не является экспортером. Без этого вход в высокодоходные ниши отечественного рынка для него невозможен.

По итогам года следует обратить внимание на две тенденции — явный опережающий рост внутренних ИТ-затрат (по сравнению с затратами на ИТ-аутсорсинг) — 30-45% против 17-20%, указывающий на рост популярности ИТ-отделов. С другой стороны, опережение темпами роста внутренних ИТ-затрат темпов роста ВДС (коэффициент опережения = 1,6-1,9) говорит о том, что предприятия все большую часть прибыли отводят на финансирование ИТ-служб. Тенденция  вытеснения ИТ-аутсорсинга деятельностью внутренних ИТ-отделов может наблюдаться несколько ближайших лет, но рано или поздно возникнет насыщение виду естественных ресурсных ограничений, поскольку любой из видов расходов не может расти быстрее, чем прибыль.

Таким образом, сегодня на рынке действуют целый комплекс факторов как "за", так и "против" аутсорсинга. Причем выбор этот обусловлен не только финансовыми проблемами. Скорее всего, в настоящее время происходит процесс выстраивания хорошо оснащенных и укомплектованных специалистами внутренних ИТ-служб, что является очередным этапом в приведении уровня информатизации производств в соответствие с мировыми стандартами. В этих условиях наиболее вероятным будущим российских предприятий станет сценарий качественного изменения союза аутсорсинговых компаний и внутрифирменных  ИТ-служб, при котором последние будут играть роль полноценных, уже не носящих характер вспомогательных и подчиненных ИТ-аутсорсерам, участников процессов информатизации. Кстати, не исключено, что подобная тенденция приведет к изменению политики аутсорсинговых компаний, как в сфере расширения спектра предлагаемых на рынке решений и их индивидуализации, так и в области ценовой политики, повышения ее гибкости, а возможно и снижения цен.

Что касается двух полярных тенденций (максимального отказа от аутсорсинга и, наоборот, максимальной передачи всего цикла работ с ИС — от услуг консалтинга и интеграции до услуг текущего дистанционного мониторинга), то первая из них, вероятно, будет доминировать в группах региональных производств с низкой рентабельностью, а вторая останется скорее столичным феноменом, причем для самых передовых и высокодоходных компаний.

Отечественное vs. западное

Последние 2-3 года впервые на российском рынке ИТ-услуг наметилась тенденция замедления процессов вытеснения с внутреннего рынка российских ИТ-компаний западными.  Проявилось это в снижении темпов импорта ИТ-услуг на российский рынок (в среднем за 3 года — с 50% до 30% в год), на фоне роста темпов экспорта российских ИТ-услуг (с 60-65% до 85-90% — за тот же период). По различным оценкам до сих пор доля услуг, приходящаяся на западные ИТ-компании в России, составляла 25-30%. Если опираться на доминирующие сегодня тенденции, то есть все основания предполагать, что дальнейшего расширения доли западных компаний не предвидится. Если указанная тенденция не является ситуационной, обусловленной временными факторами, то возможны два сценария дальнейшего развития — равновесный, при котором достигнутое равновесие 30/70 будет сохраняться и конкурентный, при котором соотношение начнет меняться в одну из сторон.

Равновесный сценарий реализуется, если отечественные и западные ИТ-компании будут оставаться в своих ИТ-нишах — западные будут ждать новых и обслуживать старых крупных заказчиков, а отечественные — эксплуатировать нишу ИТ-проектов с невысоким и средним бюджетом. В предыдущих обзорах мы детально анализировали структуру ниш отечественного ИТ-рынка и стоимость ИТ-услуг в различных нишах.

В данном случае все будет зависеть от того, какими темпами будет расти спрос в обеих нишах и, соответственно, не возникнет ли у той или другой стороны повода для экспансии в чужие. В свою очередь, в настоящее время рост спроса на ИТ напрямую зависит от того, в какую сторону повернутся ИТ-предпочтения новых (импортированных, в основном сборочных) и старых восстанавливающихся производств (первые "выбросы" ИТ-затрат здесь уже зафиксированы в транспортном машиностроении), а также насколько интенсивны будут процессы слияний и поглощений в сырьевом секторе. Все это может привести к новым крупным ИТ-заказам со стороны предприятий "первого эшелона" ИТ-заказчиков. Пока во всех рыночных нишах будет достаточно работы, их пересечение будет минимально и конкуренция между отечественными и западными ИТ-компаниями усиливаться не будет и наоборот.

Однако есть основания предполагать, что обострения конкуренции на рынке ИТ не избежать. Связано это будет, скорее всего, не столько с исчерпанием уже существующих ниш, сколько с появлением новых высокодоходных ниш, на которые начнут претендовать и отечественные и западные ИТ-компании. Новый тип ИТ-заказчика появляется в связи с уже многократно отмеченным нами сборочным бумом, все большим и большим ростом благоприятствования на мировых рынках энергоносителей, ростом инвестиций в экономику РФ, стимулирующими дальнейшее развитие производств, сферы услуг, увеличением государственных расходов и т.д.

К традиционным требованиям к поставщику ИТ-услуг — надежности и порядочности — прибавляется сегодня еще и чуткость к бренду и всем прочим нематериальным атрибутам престижности. Исход в новом типе конкурентной борьбы западных и российских компаний, которая до сих пор велась в направления поиска своей ниши, а теперь — за одну и ту же нишу, будет разворачиваться на поле гибкости ценовой политики, качества услуг, степени их разнообразия и индивидуализации, а также в области брендов.

В связи с этим необходимо отметить два момента, один из которых однозначно добавляет преимуществ в чашу весов российских ИТ-компаний, а другой — создаст большие проблемы для них, если не будет учтен ими самым серьезным образом. В первом случае речь идет довольно интенсивном сегодня развитии российскими ИТ-компаниями модели внешнего корпоративного управления — организации зарубежных представительств своих компаний, а также непосредственное участие в иностранных высокотехнологичных предприятиях. Напомним, что по данным различных исследований у 20-40% крупнейших российских ИТ-компаний уже появились собственные офисы продаж в США и Европе. Подобные процессы, наряду с прямой экономической выгодной, дают и дополнительный косвенный эффект — повышение их репутации и престижности бренда на внутреннем рынке. Несколько угрубляя, можно сказать, что постепенно стираются "репутационные" и "брендовые" барьеры между  западными и российскими ИТ-компании, поскольку последние перестают быть компаниями исключительно национального значения, постепенно перерастая в настоящие глобальные корпорации.

Второй фактор, который может как дополнить новые конкурентные преимущества российских компаний, так и уменьшить их — это мера гибкости ценовой политики наряду со степенью разнообразия и индивидуализации (под требования заказчика) предлагаемых продуктов и решений. Если, становясь глобальными, наши ИТ-компании одновременно сформируют разумную сбалансированную политику предложения, то в будущей конкурентной борьбе они неминуемо окажутся победителями.

Глобализация vs. локализация

В настоящее время российские ИТ-компании переживают период экспортного бума. Темпы экспорта стремительно растут - с 50-60% до 85-90% за 3 последние года. Как долго сможет сохраняться эта тенденция, и какие существуют факторы, сдерживающие и стимулирующие экспорт российских ИТ-услуг?

Перспективы дальнейшей глобализации российских ИТ-услуг напрямую будут зависеть от того, какая стратегия развития экспорта будет доминировать в российском ИТ-секторе — экстенсивная или интенсивная. В первом случае рост экспорта вскоре пойдет на убыль, а отечественный ИТ-сегмент останется преимущественно национально локализованным, во втором же случае возможен подлинный прорыв на глобальный рынок. Оба сценария напрямую завязаны на приоритетах политики российских ИТ-компаний. В первом случае основной является ценовая конкуренция (с поставщиками других центров оффшорного программирования — Индия, Китай), во втором случае — это конкуренция на качестве предоставляемых услуг, их уникальности, разнообразии, возможности индивидуализации под специфические интересы заказчика.

Сегодня нельзя выявить большую вероятность одного или другого сценария, так как выбор между ними определяется целиком политическим выбором российского ИТ-сектора в лице его ключевых экспортеров, однако можно выделить преимущества и недостатки обеих стратегий, а также комплекс факторов, усиливающих или, напротив, умаляющих потенциал каждой из них.

Экстенсивный сценарий развития будет уже в среднесрочной перспективе приводить к постепенному спаду темпов роста экспорта, а в долгосрочной перспективе — к его сокращению. Ориентация на ценовую конкуренцию с бывшими странами "третьего мира" бессмысленна из-за нарастающих различий в оплате труда ИТ-специалистов — в азиатских странах оплата труда программистов как минимум в 1,5-2 раза ниже, чем в России. Поэтому в ценовой конкуренции российский ИТ-сектор безусловно проиграет, просто потому, что проблема снижения себестоимости ИТ-продукции/услуг рано или поздно упрется в планку оплаты труда программистов и консультантов, а попытка ее снизить приведет к утечке человеческого капитала за рубеж.

В сложившихся условиях российским ИТ-компаниям необходимо использовать методы несовершенной конкуренции, выигрывая не на цене, а на других свойствах продукции/услуг, которые мы уже перечислили — повышение уникальности услуг, их качества, разнообразия, возможность предоставления эксклюзивных индивидуальных решений.

В данном случае цена имеет убывающее значение, так как потребители платят за продукт/услугу, аналога которым на рынке нет. Преимущество заключается также в том, что рынки инновационной продукции практически не насыщаются, а наоборот только расширяются с каждым выводимым на них новшеством. Такая стратегия требует и большей отдачи от ИТ-специалистов, которая, впрочем, будет окупаться более высокими доходами.

Не последнюю роль в стимулировании отечественного ИТ-экспорта сегодня играет государство, в рамках инициатив которого сегодня создается довольно разветвленная экспортно-ориентированная ИТ-инфраструктура — сеть "ИТ-зон" (технопарков, специализирующихся на ИТ), специализированный инвестиционный фонд поддержки ИКТ, Федеральное агентство по развитию экспорта в сфере информационных технологий (ФАРЭСИТ) и т.д.

Однако в этой, казалось бы целиком положительной, работе государства могут возникнуть и отрицательные эффекты. Один из них является неизбежным следствием роста цивилизованности ИТ-рынка. Стремление законодательно прописать ИТ-экспорт может привести, если не предпринять соответствующих мер, к дополнительному налогообложению экспортного ИТ-бизнеса, который сегодня пока находится "в тени" законодательства. Если это случится, то следствием будет дополнительный рост издержек ИТ-экспорта.

Другой, уже отмеченный рядом аналитиков момент, заключается в опасности межведомственного противостояния и, как следствие, политических рассогласований в создаваемой многосубъектной и многоуровневой организационной системе поддержки ИТ-экспорта (ИТ-технопарки, с одной стороны, Минэкономразвития и Стабфонд, с другой, ФАРЭСИТ, фонд ИКТ и Мининформсвязи с третьей).

Наконец, последний фактор, который при любых прочих условиях будет работать на экспорт — это степень отрегулированности прав интеллектуальной собственности. В сегменте ПО и ИТ-услуг для не-корпоративного потребителя ситуация в России является целиком невыгодной из-за огромного рынка пиратской продукции. Работа ИТ-компаний на внутренний рынок в данном случае практически бессмысленна, что будет стимулировать вывоз разработок соответствующего типа за рубеж.

Владимир Карачаровский / CNews Analytics

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS