[an error occurred while processing this directive]

Игорь Соловьев: В этом году планируется масштабный запуск процесса публикации решений в открытом доступе

Игорь Соловьев

В России реализуется масштабный проект информатизации системы арбитражных судов страны, достигнут высокий уровень информационно-технологической оснащенности арбитражной системы. Вектор информатизации на современном этапе сориентирован на создание системы «электронного правосудия», достижение открытости, доступности и удобства для участников процесса посредством использования электронных инструментов. О выполненных и реализуемых работах и проектах в системе арбитражных судов страны в интервью CNews рассказал Игорь Соловьев, начальник управления информатизации и связи Высшего Арбитражного суда Российской Федерации.

CNews: Пятый год продолжается реализация Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России (2002-2006 годы)», предусматривающей информатизацию судов общей юрисдикции и системы судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации. Каково состояние информационно-технологического оснащения Высшего Арбитражного суда Российской Федерации и системы арбитражных судов в целом?

Игорь Соловьев: Данная программа предусматривает информатизацию не только судебного департамента, но и Высшего Арбитражного суда. В соответствии с этой программой начиная с 2002 г. система арбитражных судов исправно финансировалась — ежегодно на нее выделялось около 95 млн руб.

CNews: То есть существует аналогичная ИТ-программа для системы арбитражных судов? Какие работы в ней предусмотрены? Как вы оцениваете уровень информатизации Высшего Арбитражного суда и системы арбитражных судов России в целом?

Игорь Соловьев: Аналогичная ИТ-программа для системы арбитражных судов существует в рамках ФЦП «Развитие судебной системы России», ее реализация продолжается уже второй год. Первоочередной задачей является полноценное оснащение арбитражных судов компьютерной техникой. В прошлом году мы поставили 1200 компьютеров, за текущий год должны поставить около 700 машин. Пик процесса оснащения уже позади. Согласно отчету компании РБК, обеспеченность компьютерной техникой арбитражных судов в округах не ниже 76%, а в некоторых достигает и 100%.

Но в целом информационно-технологическое оснащение арбитражной системы находится на высоком уровне. В следующем году мы постараемся достигнуть 100%-ного оснащения арбитражных судов компьютерами и выйти на режим их плановой замены.

CNews: Какую задачу можно назвать главной на текущем этапе оснащения современными информационно-технологическими системами и ресурсами?

Игорь Соловьев: Сейчас наши усилия сосредоточены на информационных проектах, таких как электронный документооборот, судопроизводство, электронные архивы, создание систем единой бухгалтерии, кадрового учета и др. Достаточно хорошо оснастив арбитражные суды, теперь мы можем заниматься более интересной работой, направленной на то, чтобы вся эта информационно-техническая мощь могла использоваться не просто как «вычислительные машинки», а как действительно информационные ресурсы. Иными словами, наша основная задача на данном этапе — создание информационного наполнения. Современная компьютерная техника должна современно функционировать.

Так, поэтапно, мы продвигаемся к главной цели, — к созданию системы судебного делопроизводства. Существует аналогичная Государственная автоматизированная система «Правосудие», но это большая сложная программа, в которой разрабатываются и кадровый учет, и бухгалтерия, и т.д. Мы занимались разработкой только систем судебного делопроизводства и общего делопроизводства, под единым названием «Программный комплекс судебно-арбитражных делопроизводства». Наши ближайшие планы связаны с внедрением этого комплекса с целью создания единого информационного пространства, в котором на базе существующих ресурсов можно построить систему, обеспечивающую оптимальный обмен накопленной информацией.

Данный проект рассчитан на два года, ведь в российской арбитражной системе 113 судов, которые находятся во всех крупных городах. Она состоит из четырех уровней: суды первой инстанции, апелляция, кассация и надзор. Больше всего судов первой инстанции. В активной фазе роста сейчас пребывают апелляционные суды — их всего 20.

CNews: С чем связаны основные трудности при внедрении автоматизированных информационных систем и переводе судов на новые формы работы?

Игорь Соловьев: В нынешнем году мы планируем перевести на новую информационную систему не менее 50% арбитражных судов и объединить их в единое информационное пространство, которое позволит автоматизировать обмен информацией и процессы судопроизводства в целом.

Если задача суда — осуществлять правосудие, то задача системы судопроизводства — автоматизировать статистические данные, что не менее важно. Арбитражная система в год рассматривает до 1,5 млн дел — согласитесь, огромный объем работы, который без автоматизации даже одного такого процесса, как статистика, отнимает массу времени, тем более что статистический подсчет производится два раза в год. Внедрение информационных систем позволит нажатием одной кнопки получать статистические отчеты и сдавать его для обобщения в вышестоящую надзорную инстанцию — Высший Арбитражный суд Российской Федерации.

CNews: Какие еще преимущества обеспечит внедрение автоматизированной информационной системы?

Игорь Соловьев: Арбитражная система должна быть прозрачной, открытой, доступной. Внедрение автоматизированной информационной системы даст возможность публиковать на сайтах арбитражных судов информацию о движении дел. Мы в этом очень заинтересованы, потому что своевременное получение необходимой информации — весьма актуальная проблема: почтовый «пробег» по России составляет минимум две недели, к тому же существуют определенные ограничения по срокам рассмотрения дел. На интернет-сайтах участники сторон процесса смогут быстро найти исчерпывающую информацию о ходе дела — принято ли оно в производство, какой судебный акт вынесен и т.д. Судебные акты можно будет получать вовремя, без задержек — или в обобщенных формулировках, или в виде графической копии. Это позволит упорядочить процессуальное движение, сократить процесс судебного делопроизводства, максимально снизить зависимость от форс-мажорных обстоятельств, связанных с несовершенством почтовых пересылок.

Внедрение информационной системы даст возможность автоматизировать подсчет статистики, повысить открытость и доступность самого процесса, а также решить вопрос автоматизированного распределения дел. В настоящее время ведется работа по созданию единого алгоритма распределения дел. Его включение в информационную систему арбитражных судов будет тем шагом, который обеспечит еще большую независимость сторон от вмешательства заинтересованных лиц.

Доступ к материалам дел в электронном виде позволит судьям апелляционной и надзорной инстанций, получив заявление, незамедлительно ознакомиться с деталями дела, а не ожидать его получения в бумажном виде, и соответственно, принимать решения, избегая больших затрат времени и усилий. Таким образом, повышается эффективность работы надзорной инстанции в целом.

Кроме того, сейчас мы реализуем проекты оснащения залов системой звукозаписи, внедряем аудиопротоколирование. Наступит время, когда такие записи будут доступны внутри судебной системы. На ознакомление вне судебной системы существуют законодательные ограничения. Судьям, после прослушивания аудиопротокола и доводов сторон, которые не всегда отражаются в документах, будет проще принять решение о пересмотре дела или его отклонении.

Электронное правосудие включает и видеопротоколирование судебных заседаний. Возможно, в будущем аудио- и видеозаписи судебного процесса станут доступны и сторонам процесса, а не только судьям. Таким образом, в соответствии с принципом открытости правосудия, любой гражданин России сможет послушать, что происходит на процессе, увидеть, что это действительно состязательный процесс.

Внедрение информационных систем обеспечит решение очень многих вопросов и станет важным шагом, приближающим нас к конечной цели — «электронному правосудию». Данный термин имеет очень много толкований. Абстрагируясь от официального определения, можно сказать, что «электронное правосудие» — это такая система, которая позволит, не выходя из дома или офиса, подать судебный иск, следить за его прохождением, участвовать в заседаниях с использованием видео-конференц-систем, получать по электронной почте официальные документы, которые будут содержать все аутентичные признаки. То есть «электронное правосудие» реализует открытость, доступность и удобство для участников процесса. Эту программу мы планируем включить в новую федеральную целевую программу на 2007-2011 годы.

CNews: Не вызывает ли опасений предположение, что достижение полной открытости арбитражных процессов повлечет за собой значительное увеличение объема дел?

Игорь Соловьев: Конечно, мы понимаем, что процесс открытия большего доступа к информации о деятельности арбитражных судов неизбежно увеличит объем дел, но арбитражная система готова к этому. Уже сейчас около 10% судов, в основном кассационных, публикуют свои судебные решения, информацию о движении дел в открытом доступе. Любой гражданин может ознакомиться с этой информацией. Однако иногда необходимо знать номер дела, кроме того, вводятся некоторые ограничения, чтобы не допустить недобросовестного использования полученных данных.

В настоящее время у нас завершается пилотная часть проекта, связанного с открытостью правосудия. В нем принимают участие 34 суда. Суть новой технологии состоит в том, что отсканированные судебные акты размещаются в едином источнике и доступны без каких-либо ограничений, без взимания платы, через единый канал, сеть интернет. Наша дальнейшая задача — расширение подобных проектов и достижение конечной цели – «электронное правосудие» в широком смысле слова. Мы планируем реализовать этот план до 2010-2011 г. Столь оптимистический прогноз основан прежде всего на том, что арбитражная система, по сравнению с другими правовыми системами, более активна и внимательна к информационным технологиям. Сегодня мы являемся лидерами в судебной системе по открытости и доступности и не намерены сдавать свои позиции.

CNews: Арбитражные суды расположены во всех регионах России. Существует ли единая концепция использования ИТ в системе арбитражных судов?

Игорь Соловьев: Да, у нас есть единая концепция построения единой автоматизированной информационно-коммуникационной системы. Она утверждена председателем Высшего Арбитражного суда Антоном Ивановым, согласована с министром информационных технологий и связи Российской Федерации Леонидом Рейманом. Компания РБК в рамках конкурса, проводимого Международным Банком по проектам Банка развития и реструктурирования, осуществила аудит информационной системы по всем арбитражным судам, в том числе изучила концепцию для составления плана ее реализации и проекта бюджетов. В результате выполненной работы у нас есть не только концепция, но и перспективный план ее внедрения и даже некоторые приблизительные бюджеты. Приблизительные — потому что информационные технологии развиваются, и, соответственно, меняются цены на них.

Вопрос по поводу концепции сложный. Единая концепция появилась в прошлом году, так что она еще очень молода. Да и суды у нас очень молодые — кассационная инстанция только отпраздновала десятилетие. Изначально суды не имели ничего: ни компьютеров, ни локальных сетей, поэтому принятию новой концепции предшествовало оснащение судов технической базой. Эта задача выполнена, причем на высоком уровне, теперь дело за информационным направлением, которое и заложено в новой концепции. Хотя она разрабатывалась по Федеральной целевой программе 2002-2006 годов, я думаю, что ее основные положения будут действовать и дальше, как соответствующие общему уровню.

Все работы, которые мы проводим, основываются на этой концепции или являются ее дополнением. Например, в 2006 г. будет разрабатываться концепция информационной безопасности, которая станет дополнением к общему замыслу. Пока мы следуем всем пунктам реализации этой концепции, а какие потребуются изменения — покажет время.

CNews: Каким образом отображена в концепции информационная политика?

Игорь Соловьев: Арбитражные суды — независимые объекты, находящиеся в процессуальном подчинении. Единственная наша связь — это финансирование. Оно централизованное, и Высший Арбитражный суд Российской Федерации является распределителем бюджетных средств. В наши задачи входит определение информационной политики. Мнение арбитражных судов в этом вопросе очень важно для нас, особенно с учетом необходимости кардинальных изменений и прогресса. За прошедшее десятилетие сделано немало, однако существует еще множество нерешенных проблем: неразвитая система электронного документооборота, низкая культура использования электронной почты и др. А если мы хотим быстро развиваться и иметь возможность оперативно реагировать на какие-то события, то не должны полагаться на устаревшие технологии. Мы заинтересованы в том, чтобы арбитражные суды сами искали и находили подходящие решения, ведь эти инстанции являются активными пользователями информационных технологий. Например, некоторые суды самостоятельно прорабатывают вопрос взаимодействия с налоговой инспекцией, потому что 30-40% дел поступают именно от нее.

Мы ведем работу по тиражированию тех решений, которые сейчас используются арбитражными судами, проходят проверку временем и показывают свою эффективность. Это касается инновационных технологий в системе судопроизводства, документооборота или делопроизводства.

CNews: Какова ваша политика по предотвращению внутренних и внешних угроз в сфере обеспечения информационной безопасности и сохранности персональных данных?

Игорь Соловьев: До сих пор вопрос информационной безопасности мы не относили к числу приоритетных. Но на текущий год у нас запланировано создание концепции, которая заложит фундамент для развития информационной безопасности на ближайшие пять лет.

Судьи и помощники судей готовят проекты судебных актов, которые являются объектом интереса некоторых наших недобросовестных клиентов. Защита таких документов требуется лишь до того момента, как они станут доступными и с ними беспрепятственно можно ознакомиться в базе данных, на сайте. Таким образом, проблема защиты информации у нас имеет определенную специфику — защита необходима на короткий период, только на этапе проекта судебного акта. Судьи в процессе подготовки решения могут писать по нескольку проектов, которые для удобства готовятся в электронном виде, — эти документы должны быть гарантированно защищены.

Создаваемая нами система информационной безопасности будет объединена с системой безопасности здания, которую планирует внедрить Управление хозяйственного обеспечения. Смарт-карты предназначены не только для открытия дверей в помещения Суда и идентификации пользователя при включении компьютера, но и как индивидуальные средства защиты данных пользователя и предоставлении ему доступа к информационным ресурсам. В перспективе указанные средства должны обеспечить электронную цифровую подпись и аппаратную поддержку цифровых сертификатов.

В области информационной безопасности речь идет, прежде всего, о создании режимно-секретных объектов. Арбитражная система часто рассматривает дела, содержащие государственную тайну. Для работы с ними создаются режимно-секретные объекты, секретные комнаты. В течение 2004-2005 годов силами подрядных организаций проводилась аттестация таких помещений, осуществлялись выдача сертификатов и поставка специализированной компьютерной техники, которая прошла специальные проверки и исследования. Сейчас этот процесс на стадии завершения, практически в каждом отделе есть защищенный компьютер, на котором можно обрабатывать дела, содержащие государственную тайну.

Информационной безопасности в Высшем Арбитражном суде и в этом, и в последующих годах будет уделяться значительное внимание. В рамках обновленной концепции все новые разработки (документооборот, электронные архивы и др.) предполагают участие специалистов информационной безопасности. В настоящее время система характеризуется определенным уровнем безопасности, хотя он не может быть признан достаточно эффективным.

CNews: Как вы оцениваете ситуацию с использованием электронного документооборота в системе арбитражных судов России и внедрением единых стандартов электронного обмена информацией?

Игорь Соловьев: Технологически у нас все готово для использования электронной почты — в каждом суде заведены электронные адреса, используются выделенные интернет-каналы с определенной пропускной способностью. Но культура обмена электронными сообщениями и работы с ними отсутствует. Возможно, одной из причин этого является неприятие некоторых руководителей арбитражных судов новых технологий работы. Многие председатели судов, получая письмо в электронном виде, не доверяют ему, ссылаясь на некую государственную политику и инструкции, и лишь дождавшись бумажного письма, начинают работать с ним.

Кроме того, затягивается и административное управление арбитражными судами вследствие того, что обыкновенные почтовые отправления могут идти до адресата 2-3 недели, а то и месяцы. Столько же приходится ждать ответа. В прошлом году мы отправили ряд достаточно важных документов в электронном виде с целью популяризировать электронную почту, приучить людей к ней. Электронная почта позволяет ускорить процесс доставки в десятки раз, что очень важно для эффективного бюджетирования и управления.

В 2006 г. готовится к реализации проект создания единой электронной почты для всех 10 кассационных инстанций. Она будет создана на основе открытых каналов сети интернет, почтовые сервисы будут унифицированы и объединены в единый поток. Ведомственная электронная почта будет базироваться на единых стандартах, скорее всего на Microsoft Exchange. Одним «кольцом» 11 серверов охватят всю Россию. Самый высокий уровень обеспеченности у кассационных судов, подключены к быстрому интернету с выделенными каналами не менее 10 Мб. Поэтому решено было начать именно с них, запустив в первую очередь электронную почту, а затем документооборот. Кассационные суды находятся в окружных городах, столицах округов, где выше достаток, более квалифицированные кадры, лучше технологическая база. Они станут передаточным звеном к апелляционным судам и судам первой инстанции. Низлежащие арбитражные суды смогут с использованием технологии открытого доступа получать свою электронную почту.

CNews: Существуют ли планы по применению электронной цифровой подписи (ЭЦП)?

Игорь Соловьев: Мы обязательно будем вводить в пользование ЭЦП, чтобы, во-первых, повысить доверие сотрудников судов к электронной почте, во-вторых, обеспечить эффективный электронный обмен решениями с налоговой инспекцией и пенсионным фондом.

CNews: Какова ситуация с оснащенностью арбитражных судов локальными вычислительными сетями и активным сетевым оборудованием? Какие потребности в этой сфере хотелось бы отметить в первую очередь? Каковы планы по их удовлетворению?

Игорь Соловьев: Локальными вычислительными сетями оборудованы все арбитражные суды, активность сетевого оборудования везде достаточно высокая. Потребности в этой сфере связаны с тем, что локально-вычислительные сети быстро разрастаются, так как суды молоды и очень динамичны. Мы прогнозируем, что в 2006-2008 годах для модернизации локально-вычислительных сетей будут выделяться значительные ресурсы.

Суды изначально строились по принципу роста, и на определенном этапе приходится констатировать острую нехватку существующей локальной сети. Например, в Высшем Арбитражном суде наступил момент, когда производительность локальной сети стала неудовлетворительной. Было принято решение профинансировать проект по повышению производительности локально-вычислительной сети в несколько раз. В нынешнем году будет проведено коммутационное расширение, которое избавит нас от запутанных маленьких локальных вычислительных «сетюшек».

Такая же проблема и в арбитражных судах, поэтому в 2006-2008 годах планируется замена многих локальных сетей, построение их с использованием оптических технологий и гигабитных коммутаторов. Возможно, сегодня такая производительность не требуется, но мы учитываем возможное расширение и различные нововведения. Уже в ближайшее время можно будет работать с помощью видео-конференцсистем, следовательно, необходимо внедрить технологию контроля качества по локальной сети. Планируется использование IP-телефонии, которая позволит избежать перехода на структурированные кабельные сети.

В последние 10-15 лет число рассматриваемых дел непрерывно растет. Ежегодное увеличение составляет в среднем 15%. Процесс этот будет продолжаться, потому что арбитражная система — индикатор качества экономики, а количество экономических образований, которые хотят решать свои проблемы цивилизованным путем постоянно возрастает.

CNews: Одно из направлений судебной реформы в России — обеспечение потребностей внешних пользователей в информации о деятельности арбитражных судов, включая доступ к судебным решениям. Каким образом и с применением каких механизмов, по вашему мнению, будет решаться эта задача?

Игорь Соловьев: Достижение прозрачности арбитражной системы — очень важная задача, и решается она различными путями. Один из них — внедрение информационных технологий, которые позволят публиковать информацию о движении дел и результатах рассмотрения на интернет-сайте арбитражного суда. У нас есть проект, согласно которому вся эта информация будет доступна на центральном узле, на портале арбитражной системы. Вам не нужно будет знать, где ваше дело рассматривается, — достаточно зайти на единую точку входа, набрать наименование вашей компании и узнать, где, когда, каким судом оно рассматривается. Такая доступность информации даст право говорить, что мы открыты для общественности, любой человек сможет беспрепятственно узнать, где рассматривалось дело той или иной компании.

Однако у открытости есть и минусы. Например, доступность информации о проигранном деле способна нарушить интересы проигравшей компании — ее контрагенты могут отказаться от работы с ней. Пытаясь найти компромиссное решение, мы, тем не менее, придерживаемся политики полной открытости и ратуем за то, чтобы публиковались все решения «без купюр», открывалось все, в том числе фамилии судей. Это положительно скажется на качестве работы, под которым понимается в первую очередь справедливость, а также правильность оформления и грамотность судебных актов, как с профессиональной точки зрения, так и с точки зрения орфографии и пунктуации. Все должно быть на высоком уровне. Целесообразным будет создание редакторских групп, которые помогут судьям излагать решения грамотным русским языком.

В этом году планируется масштабный запуск процесса публикации решений в открытом доступе. Несмотря на то, что во многих судах пока используется старая система, мы должны обязать всех публиковать информацию на своих сайтах. До конца года у каждого суда должен будет быть свой сайт, сейчас они есть у 60% организаций, но в большинстве случаев они содержат информацию справочного или новостного характера, данных о движения дел мало. Надеемся, под нашим контролем ситуация изменится. С целью повысить открытость арбитражной системы информация о рассматриваемых делах будет своевременно выкладываться на сайты всеми судами.

Решать эту проблему мы намерены как за счет федерального бюджета, так и за счет средств займа Всемирного банка. Планируется построить системы электронного архива, хранилища электронных дел. Для обеспечения работы видео-конференцсистемы, IP-телефонии, сквозной электронной почты требуется создание коммуникационной среды — без нее все эти технологии будут изолированы и практически никому не доступны.

CNews: Как вы относитесь к использованию на рабочих местах сотрудников программного обеспечения с открытым исходным кодом?

Игорь Соловьев: Решение вопроса об использовании программного обеспечения с открытым исходным кодом напрямую связано со следующей проблемой. В донорских регионах средняя зарплата по городу намного выше, чем средняя зарплата государственного служащего, в дотационных регионах ситуация обратная. Когда специалисты по информационным технологиям в арбитражной системе получают небольшую зарплату, то исключается возможность эксплуатации сложного программного обеспечения с открытым кодом. Системы управления базами данных или информационные системы требуют грамотного подхода и не прощают ошибок и недоработок. Само их внедрение — сложный и трудоемкий процесс, высокая квалификация специалистов необходима и для их обслуживания. Поэтому внедрение сложного программного обеспечения, в том числе ПО с открытым кодом, требует специального обучения сотрудников. А сотрудники, повысив свой профессиональный уровень, скорее всего, уйдут из-за зарплаты в другие организации. Этот процесс будет неизбежным и постоянным, поэтому выгоды от приобретения ПО с открытым кодом могут быть нивелированы большими ежегодными затратами на обучение персонала.

Мы заключили соглашение на три года с компанией Microsoft о лицензировании наших продуктов и пока не планируем переход на системы с открытым кодом. Но не исключена возможность, что ряд систем, например информационной безопасности, будут ставиться с открытым кодом. Моя позиция, как технического специалиста, такова — если какой-то продукт с открытым кодом имеет преимущество на рынке, он должен использоваться у нас в системе. Здесь речь идет о почтовых службах, о системах IP-распределения, о другом ПО, уже зарекомендовавшем себя на высоком технологическом уровне. Открытый код — пока «тайна» для нас, но рано или поздно мы ее «откроем» и будем эксплуатировать.

Я считаю, что нам нужно строить информационные ресурсы — например, единый каталог пользователей, который может функционировать как на Novell или Windows, так и на Suse, то есть чтобы низлежащий уровень был не важен: берется некий протокол, и на нем строится единое пространство.

При разработке программных продуктов, делопроизводства, электронных архивов использование технологии открытых кодов, скорее всего, разумно, потому что эти продукты принадлежат нам. Есть ряд высокопрофессиональных команд, которые хотят разрабатывать свой продукт. В арбитражной системе примерно 10% судов вполне успешно эксплуатируют собственные программные продукты в виде судопроизводства. Таким образом, открытый код позволяет ускорить процесс разработки инновационных решений.

CNews: Согласно данным CNews Analytics, «цифровой разрыв» между наиболее «сильными» и наиболее «слабыми» федеральными органами исполнительной власти весьма велик. Испытывает ли Высший Арбитражный суд Российской Федерации и арбитражные суды России в целом какие-либо сложности в информационном взаимодействии с другими органами государственной власти федерального и регионального уровня?

Игорь Соловьев: У нас нет каких-то сложностей в информационном взаимодействии с «внешним миром». В настоящее время идет обмен информационными данными с Минэкономразвития. Отставание Высшего Арбитражного суда отмечается только в сфере внутренних регламентных работ. Для решения этой проблемы мы сейчас внедряем новую систему документооборота, которая охватит большое число сотрудников, систему судопроизводства, электронный архив.

На мой взгляд, арбитражная система находится на достаточно высоком техническом уровне, и, думаю, в ближайшее время нам удастся совершить весьма серьезный рывок и войти в десятку лучших федеральных органов власти по оснащенности и использованию информационных технологий.

Надеемся, что за этот год и следующий Высший Арбитражный суд станет лучшим во всей арбитражной системе с точки зрения использования информационных технологий. Освоив использование штрих-кодов, автоматизировав многие процессы, внедрив электронный документооборот, мы на своем опыте покажем перспективы развития.

CNews: Насколько широко используется аутсорсинг в Высшем Арбитражном суде Российской Федерации и арбитражных судах России? Каким вы видите развитие этого направления в системе арбитражных судов?

Игорь Соловьев: Я положительно отношусь к аутсорсингу, потому что в рамках арбитражной системы недостаточно квалифицированных ИТ-специалистов, а внедрение информационных технологий приводит к тому, что у нас появляются уникальные комплексы. По проекту Всемирного банка нам поставлена система хранения Hewlet Packard, которых в России не так много, ни один наш специалист не способен обслуживать ее без дополнительного обучения. Соответственно, объем аутсорсинга услуг будет достаточно велик.

Без четкой работы информационной системы, серверная составляющая будет функционировать не эффективно. Если по каким-то причинам будут простаивать почтовые или другие серверы, система судопроизводства или какое-нибудь критически важное приложение, полноценная работа суда невозможна. А для их бесперебойной эксплуатации необходимы специалисты высокой квалификации и соответствующей «стоимости». Сейчас мы пытаемся повысить ставки для сотрудников ИТ-отделов судов, но оптимальный выход один — аутсорсинг.

С другой стороны, мы договариваемся с подрядчиком, который обеспечивает беспрерывное функционирование системы и устранение неполадок в течение 4 часов по всей России. Внедрение информационных технологий возлагает очень большую ответственность на ИТ-подразделения, которые будут выполнять работы по сопровождению локальных рабочих станций, развертыванию ПО, сопровождению пользователей, идентификации ошибок сервера, восстановлению, резервному копированию. Но в основном администрирование будет осуществляться путем аутсорсинга.

Высший Арбитражный суд не занимается разработками программного обеспечения — у нас нет ни команд разработчиков, ни специальных ставок программистов. Все это дополняется «внешними» людьми, в этом случае речь идет об аутсорсинг-поддержке.

Сложность новых ИТ-решений в том, что они требует грамотного и четкого подхода, который способен обеспечить только аутсорсинг. Поэтому предполагается, что уже в этом году достаточно большое количество ресурсов будет вложено в аутсорсинг.

CNews: Решение каких задач в сфере информатизации деятельности Высшего Арбитражного суда Российской Федерации и системы арбитражных судов России в целом намечено на 2006-2007 годы? Какие основные механизмы вы рассматриваете как перспективные для решения этих задач?

Игорь Соловьев: Основная задача — реализация программы «Электронное правосудие». Все проекты, которые мы сейчас готовим или уже реализуем, — ступени к этой высоте.

Сегодня в разработке находится трехуровневый пилотный проект открытости правосудия, точнее, доступности судебных решений. Первый уровень представляет собой отдельно стоящий сервер, который хранит отсканированные решения своего суда для пользования ими самих судей. Он находится в кассационной инстанции, где имеется развитая система хранения данных, в которой содержатся копии актов низлежащих судов. В автоматизированном режиме этот сервер отдает в так называемый региональный центр обработку данных. Если данные низлежащего суда (или архив) уничтожаются, то их можно восстановить из кассационной инстанции, которая, таким образом, становится промежуточным звеном хранения электронных документов и вместе с тем получает доступ ко всем решениям своего округа.

Новый высший уровень — это главный центр обработки данных (ЦОД), который находится в Высшем Арбитражном суде и является копией всех региональных центров обработки данных. Если региональный ЦОД будет поврежден, его тоже можно будет восстановить. Доступ пользователям к данным обеспечивает только этот главный центр, что позволяет оградить архивы от несанкционированных проникновений.

Сейчас данный проект находится на стадии создания электронного хранилища. Безусловно, лучшим хранилищем является первая инстанция. Там хранятся бумажные версии, там же логично создать и хранилище электронных дел. Но необходимы также резервные хранилища, которыми и станут региональные ЦОД, находящиеся в кассациях. Поднимать их выше, на уровень главного ЦОД, уже нецелесообразно, ибо речь идет об огромных объемах — около 1,5 млн дел. Высший Арбитражный суд такого количества дел не рассматривает — через нас проходит в среднем 20 тыс. дел, поэтому резервирование в главном ЦОД всех архивов станет неоправданной нагрузкой, в том числе финансовой. В электронном хранилище предполагается всего два уровня: первый — там, где документ появился, второй — кассационный. Если нет доступа в первую инстанцию, всегда можно ознакомиться с нужными материалами в кассации. В каждом суде — речь идет об апелляции и надзоре — будут создаваться свои маленькие архивы.

Это будет достаточно распределенная система, в которой каждая инстанция будет хранить свои документы. Но в двух главных хранилищах будут собраны полные электронные аналогии всех бумажных дел. Одновременно нам удастся сократить срок хранения бумаг в кассационном и апелляционном хранилищах. Срок хранения дел в первой инстанции регламентируется законами Российской Федерации, а кассационная и апелляционная инстанции руководствуются нашими внутренними законами, они должны хранить бумажные документы не менее 5 лет. При внедрении электронных архивов, которое начнется с кассации и апелляции, срок хранения сократится до года или двух.

Проект электронных дел рассчитан на четыре года. Сейчас это лишь концептуальная разработка, которую мы ведем, приглашая известные компании, экспертов, чтобы сделать все оптимально грамотно и безошибочно. На этот проект планируется выделить значительные средства, около 20 млн долл., чтобы включить в него все арбитражные суды. Но начало будет положено в кассациях, потому что их меньше, они лучше технически оснащены и в них проще отработать эту технологию, которую мы твердо намерены внедрить уже в следующем году.

CNews: Спасибо.


Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2006 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS