[an error occurred while processing this directive]

Горячее лето 2006

Отсутствие четкого плана работ и организации, непосредственно отвечающей за внедрение ЕГАИС, привело к коллапсу, надолго запомнившемуся всему населению страны и сделавшему эту систему синонимом провалившейся попытки крупномасштабного внедрения отечественного программного обеспечения.

Как все начиналось

С 1 января 2006 было запрещено производство алкоголя без федеральных специальных марок (ФСМ) и учета их в ЕГАИС. Законопослушные производители, имеющие опыт работы в предыдущих версиях учетной системы, уже с ноября 2005 году по собственной инициативе в отсутствие какой-либо официальной информации о том, кто является разработчиком ЕГАИС (приказ об этом появился только в январе 2006 года), начали закупку необходимого оборудования, а с января 2006 года — установку нового программного обеспечения. Одновременно по собственной инициативе в конце 2005 года компании-производители присылали разработчику и обслуживающим организациям имеющиеся у них справочники, данные из которых в дальнейшем вносились в ЕГАИС.

Но, несмотря на все приложенные усилия, с наступлением нового года производство алкоголя в стране было практически парализовано на срок до полутора месяцев. По оценкам исполнительного директора национальной алкогольной ассоциации Павла Шапкина, не было разлито около 15 млн дал. Причиной тому явилось отсутствие не только новых марок, но и подзаконных актов, регламентирующих порядок их выдачи. Постановление о выпуске марок было принято правительством лишь в последние дни декабря, в результате чего Гознак успел к началу года в авральном режиме выпустить лишь небольшую часть от необходимого количества акцизов. Производство остановилось. По имеющимся данным, первая печать ФСМ была произведена одним из крупных заводов Московской области в начале февраля 2006 года.

Следующий этап злополучной истории наступил в апреле 2006 года, когда была запрещена закупка импортного алкоголя без федеральных специальных марок (ФСМ). Этот этап протекал более болезненно, чем предыдущий, во многом потому, что импортеры спиртного, в отличие от производителей, никогда не работали с подобными учетными системами.

Перед началом работы по нанесению штрих-кода информация о продукции должна была быть внесена в базу данных для формирования справочников. В случае отечественной продукции пополнение справочников осуществлялось через РЦУК и ФЦУК, но ни ФНС России, ни ФТС России не вели базу данных импортной продукции. В отсутствие ведомства, ответственного за внедрение ЕГАИС, представители этих двух государственных структур не смогли договориться о том, каким образом в системе будут сформированы справочники импортной продукции, и решение проблемы было отдано на откуп компаниям-импортерам, которые, в свою очередь, не торопились самостоятельно заниматься ее решением. В результате в «час Х» по словам представителей компаний-импортеров «процесс штрихкодирования для импортных марок был на нулевом уровне, не было ни справочников, ни совмещения программного приложения «Атласа» с имеющимся приложением Центральной акцизной таможни и региональных таможенных управлений».

Но апофеозом этой уже почти детективной истории стало 1 июля 2006 года, когда прекратилась продажа алкоголя со старыми марками. До самого последнего момента участники алкогольного рынка надеялись, что сроки внедрения ЕГАИС будут перенесены и не торопились заключать договоры на ее установку и обслуживание по той простой причине, что не получали соответствующего распоряжения от ЦУК. ФНС России, которая на тот момент официально не была назначена ведомством, ответственным за разработку и внедрение системы, не собиралась брать на себя функции координирующей структуры. В результате 29 июня несколько сотен организаций одновременно подали заявки на подключение к системе, что привело к образованию огромной очереди. Телефоны ФНС России не отвечали, и участники рынка вместе с сотрудниками обслуживающих организаций вынуждены были самостоятельно решать возникающие проблемы.

К ажиотажному спросу на ЕГАИС не был готов никто. Из-за огромного количества одновременно поступивших заявок возникла острая нехватка квалифицированных специалистов у компаний-внедренцев. Абсолютно неподготовленной к такому повороту событий оказалась ФНС России, которая тоже столкнулась с проблемой недостатка специально обученного персонала и только в августе 2006 года наконец-то ввела посменный режим работы для сотрудников ЦУК.

Запланированное обучение пользователей ЕГАИС на местах стало невозможным, а организованный впопыхах учебный центр не мог принять всех желающих, что привело к тому, что операторы алкогольных компаний вынуждены были осваивать программное обеспечение путем проб и ошибок.

Пользователи против разработчиков

Написанное за полгода программное обеспечение не успело пройти тестирование и имело массу недоработок, которые создавали дополнительные сложности для пользователей, после долгих мытарств все-таки получивших комплексы ЕГАИС и приступивших к их эксплуатации.

Первыми с проблемами столкнулись производители алкогольной продукции. Дело в том, что работа в единой государственной системе имеет смысл только в том случае, если она укомплектована едиными справочниками продукции, подлежащей учету. Именно этих справочников и не нашли в ЕГАИС ее первые клиенты — отечественные производители алкоголя. Эти справочники, если исходить из логики организации процесса, должны быть сформированы в ФЦУКе и отправлены по цепочке вниз вплоть до конечных пользователей, но организовать эту работу было некому, поэтому на первом этапе алкогольным компаниям разрешили вводить данные самостоятельно. Когда же справочники, наконец, пришли, они, естественно, не совпадали с теми данными, которые производители уже ввели в ЕГАИС самостоятельно.

Более того, администраторы ЦУКов оказались абсолютно неподготовленными к обслуживанию новой системы. Тут можно еще раз задать вопрос об обучении, но кому, если на тот момент времени у ЕГАИС и заказчика-то как такового не существовало? Так вот, операторы ЦУКа выбрали для своей работы один простой и понятный алгоритм действий: в ответ на запрос пользователей об обновлении справочника по конкретным параметрам они передавали им всю информацию, имеющуюся в базе, а это около 30Мб.

Когда начался лавинообразный рост числа клиентов ЕГАИС, каналы связи ЦУКов, имеющие пропускную способность 256 кб/с, и устаревшие серверы ФНС России, которые были заменены только в конце лета 2006 года, не выдерживали нагрузки, что приводило к многочисленным сбоям в работе сети.

Тогда же довольно остро стояла проблема исправности канала между РЦУК и ФЦУК. В основном неисправности возникали ввиду неправильных настроек ведомственного межсетевого экрана «Дионис» (отсутствовал ping, не пропускались криптопакеты больше определённой длины).

На одном из форумов, посвященных ЕГАИС, она была охарактеризована как «приложение, которое, при размере в три мегабайта, требует для работы гигабайта памяти и трех гигагерц тактовой частоты процессора, но при этом все равно умудряется безбожно тормозить — накладная сохраняется 4 мин 23 сек. Программа, половина интерфейса которой на английском, а половина на русском. Программа, которая в окне сообщения об ошибке пишет "Game over"». На данный момент надписи "Game over" больше не существует, а время сохранения накладной уменьшилось до 30 сек.

Недоработанной оказалась и процедура складского учета — в программе не был предусмотрен учет остатков продукции, вследствие чего пользователи были вынуждены искать обходные пути, например, проводить отгрузку товара самому себе. Не существовало никаких нормативных документов, каким образом должен списываться «бой».

Кроме того, программа различает организации по индивидуальному налоговому номеру и коду причины постановки их на налоговый учет. В результате, все объекты организации, подлежащие раздельному бухгалтерскому учету в рамках одного юридического лица (например, производство и оптовый склад) воспринимаются системой как одно и то же.

Много говорилось и про интерфейс программы, назвать который «дружественным» ни у кого не поворачивался язык. Например, одно из основных окон программы — коммуникатор — содержит огромное окно статистки, которое остается пустым, если соединения нет, и в котором появляется широкая красная полоса, если соединение есть. Еще большее недоумение пользователей вызвало окно с информацией о входящих и исходящих сообщениях, которое содержит адресе отправителя, адресе получателя, сигнатуру в 150 символов, но ни слова о том, как протекает процесс обмена информацией.

Множество претензий предъявлялось к оборудованию, рекомендованному «Атласом» для установки. Участники алкогольного рынка утверждали, что оно было не самого лучшего качества, но хотя «Атлас» и не настаивал на его покупке, предложение это воспринималось как то, от которого невозможно отказаться.

По мнению экспертов, предлагаемое ФГУП оборудование относится к средней ценовой категории и соответствует спецификации, сформированной в 2005 году. Несмотря на то, что к настоящему времени часть оборудования действительно «морально» устарела, сформированные на его основе комплексы вполне подходят для средней компании (а таких 80%). Крупные производители и экспортеры могут увеличить производительность комплексов ЕГАИС, но это потребует дополнительных материальных затрат.

Таким образом, отсутствие четкого плана работы и отсутствие ведомства, непосредственно отвечающего за реализацию проекта, привело к коллапсу, надолго запомнившемуся всему населению страны и сделавшему ЕГАИС синонимом провалившейся попытки крупномасштабного внедрения отечественного программного обеспечения.

Наталья Рудычева / CNews

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2007 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS