[an error occurred while processing this directive]

Алексей Тарасов: Межведомственная разобщенность мешает эффективной информатизации органов государственной власти

Алексей ТарасовИнформатизация органов государственной власти происходит сегодня повсеместно, но направлена она, как правило, на автоматизацию работы самих ведомств, и процесс упрощения взаимодействия граждан с госорганами только намечается. О том, как преодолеть эту ситуацию, каковы причины цифрового неравенства в сфере информатизации органов государственной власти в центре и регионах и какие проекты национального масштаба могут и должны существенно поднять общий уровень информатизации страны в интервью CNews рассказал Алексей Тарасов, руководитель департамента коммерции, заместитель директора ФГУП «Институт точной механики и вычислительной техники имени С. А. Лебедева РАН»

CNews: Как показывает мировой опыт, информатизация органов государственной власти — это упрощение работы с ними граждан. В Европе e-government включает в себя организацию двухстороннего доступа к обмену информацией между гражданами и правительством, тогда как в нашей стране «электронное правительство» находится на начальной стадии развития и, как правило, выражено только в возможности ознакомиться с некоторыми аспектами работы ведомств. Что, по вашему мнению, является целью информатизации органов государственной власти? Какая сегодня складывается картина?

Алексей Тарасов: Действительно, обсуждая вопросы информатизации органов государственной власти, до сих пор мало кто задается мыслью о том, как эта информатизация влияет на жизнь простых граждан, представителей бизнеса, в общем, на всех тех, ради кого и работают различные министерства и ведомства. В прессе в основном обсуждаются технические особенности проектов, размеры бюджетов, но редко встретишь данные о реальной пользе, полученной населением. А ведь именно забота о наших гражданах должна являться движущей силой любого проекта по информатизации любой ведомственной структуры.

Нужно постоянно отвечать на, казалось бы, простые вопросы — происходит ли улучшение обслуживания граждан, сократились ли сроки рассмотрения заявлений, появилась ли возможность отправлять заявления в электронном виде, уменьшились ли очереди в коридорах власти, может ли гражданин повлиять на деятельность чиновников? Если мы не ответим на эти вопросы, то может получиться так, что информатизация будет осуществляться только ради самой информатизации.

Если обратиться к западному опыту, то можно увидеть, что там во главу угла ставится упрощение жизни граждан при обращении к органам государственной власти по любым вопросам. В Швеции, например, возможно в электронном виде направить заявку на прохождение технического осмотра автомобиля, получить одноразовый пароль для доступа к системе, заполнить необходимые документы и после прохождения самого осмотра получить по почте стикер.

Иными словами в западную модель e-government входит двухсторонний обмен данными между населением и ведомствами, при котором граждане имеют право после авторизации вносить изменения в документы и влиять на работу государственной структуры, что существенно экономит их время. E-government — это возможность оказания государством услуг населению в электронном виде.

В России же в рамках информатизации осуществляется только автоматизация ведомств, выражающаяся, в лучшем случае, в создании информационной системы, в худшем — в оснащении компьютерами и оргтехникой. При этом у нашего гражданина имеется лишь возможность ознакомиться с порядком работы ведомства — узнать расписание, посмотреть нормативные акты, регламентирующие работу ведомства, почитать выступления руководителя и ничего более, т.е. все, что и раньше, только с помощью интернета.

То, что мы видим в рамках «электронного правительства» - это чистая автоматизация государственных структур, без особого намека на возможность оказания ими услуг населению в электронном виде. Нет обратной связи. Я бы даже разделил термины информатизации как процесса построения «электронного правительства» с обратной связью и автоматизации органов государственной власти, что наблюдается у нас сегодня.

Не исключаю, что переосмысление чиновниками нынешнего понимания информатизации в русле мировых тенденций произойдет после полной автоматизации органов государственной власти, но желательно такую возможность предусмотреть уже сегодня, иначе завтра можем столкнуться с множеством проблем.

CNews: Очень интересное суждение. Тогда, следуя вашему разделению определений, какие интересные тенденции вы наблюдаете в сфере автоматизации государственных органов? Какие проблемы и задачи стоят перед ними в этой области?

Алексей Тарасов: Ушедший год закрепил тенденцию увеличения доли функциональных проектов при автоматизации органов государственной власти России с целью создания единого информационного пространства. Налицо позитивные изменения, связанные со стремлением разработать системный проектный подход к автоматизации каждого ведомства в частности и всей вертикали власти в целом. Это говорит о том, что государство учится рационально тратить бюджет и вкладывается в действительно необходимые и перспективные проекты, что не может не радовать. Примером могут служить работы по созданию Федерального информационного центра (ФИЦ).

Вместе с тем видна острая необходимость в ведомственных целевых программах по реализации процессов автоматизации и информатизации в каждом конкретном случае. Уже очевидно, что такой подход необходим для министерств и ведомств, функционал и структура которых носит ярко выраженный территориально-распределенный характер, имеет сложную разветвленную иерархию и обеспечивает решение большого количества разнородных задач.

Требуется детальная целевая программа, разработанная на основе тщательного анализа организационной структуры ведомства. Одной из ее главных составляющих является тщательное бюджетирование. Для этого необходимо привлечение специалистов с большим опытом работы в области оптимизации бизнес-процессов функционирования крупных корпоративных структур.

В противном случае то, что сегодня получается и предлагается, зачастую далеко от совершенства и на деле может завести в тупик. В итоге это ведет к цифровому неравенству в информатизации органов государственной власти в центре и регионах.

CNews: Действительно, одни ведомства демонстрируют завидные успехи в области информатизации, в других вся информатизация сводится к выборочному использованию ПК на отдельных рабочих местах преимущественно в центральном аппарате. Что нужно предпринять для преодоления такого расслоения?

Алексей Тарасов: Информатизация государственной структуры любого уровня и местонахождения является комплексной задачей, в которой необходимо ответить на два вопроса: зачем это нужно и что получится. Ведь не секрет, что динамика развития информационных технологий такова, что через 3 — 5 лет разработанные сегодня решения и поставленное оборудование устареет, и что? Нужно проводить информатизацию заново? Тогда это может превратиться в бесконечный процесс, конечно, выгодный определенным структурам, но в целом идущий вразрез с национальными интересами.

Чтобы избежать этого, нужна планомерно разработанная программа, которая постатейно ответит, по каким направлениям пойдет информатизация ведомства, какая потребуется инфраструктура и, что важно, какие услуги сможет оказывать ведомство населению. И в программе уже необходимо прописывать такие параметры, как стоимость владения и возврат инвестиций. Сегодня часто слышны заявления: «Нам нужно на информатизацию министерства 5 млрд рублей». А на что потратят, что получат, насколько долго прослужит решение — не понятно.

Высокая сложность решаемых задач при автоматизации и информатизации структур министерств и ведомств чаще всего требует создания кооперации исполнителей под управлением генерального подрядчика. Эту кооперацию государство должно организовывать и стимулировать. Что естественно, потому что у лучших представителей отрасли разные сильные позиции: у одних — в проектировании мощных центров обработки данных, у других — в анализе и обработке информационных потоков, у третьих — в инфраструктурных решениях и т.д. При этом генеральный подрядчик должен обладать большим опытом профессионального управления крупными проектами с большим количеством соисполнителей.

Совместными силами процесс пойдет более эффективно. И особенно это актуально для регионов, в которых наблюдается значительное отставание в области информатизации органов государственной власти. Во многом экономический и политический эффект от информатизации региональных органов государственной власти заключается в возможности создания условий для равномерного распределения деловой активности на территории всей России.

CNews: Задача по формированию «электронного правительства» придала ФЦП «Электронная Россия» второе дыхание. На заседании президиума Государственного совета РФ в Нижнем Новгороде в феврале 2006 года Президент России Владимир Путин поставил вопрос вполне конкретно: завершить формирование к 2010 году. Стало ли это решение ключевым в процессе автоматизации деятельности органов государственной власти? Какие здесь вы видите проблемы?

Алексей Тарасов: За прошедшие годы программа «Электронная Россия» не вполне оправдала возложенных на нее ожиданий. По большому счету это было связано с тем, что первоначально содержание программы являлось, по сути, слабоструктурированным набором ИТ-запросов от федеральных и местных органов власти. Во многом ее реализация сводилась к разработке ведомственных интернет-порталов и закупке оргтехники. Отсутствовал системный подход к решению проблемы межведомственного взаимодействия, о которую разбивались многие начинания.

Поворотным шагом стало одобрение Правительством России «Концепции использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти до 2010 года», основной целью которой является «формирование эффективной системы предоставления государственных услуг на основе использования информационных технологий («электронное правительство»), что позволяет более комплексно подойти к вопросу информатизации органов государственной власти. На «электронное правительство» возлагают задачи объединения разрозненных информационных ресурсов и систем различных министерств и ведомств.

Но несмотря на это проблема межведомственного взаимодействия продолжает стоять остро, и то, что происходит вокруг ФИЦа, показывает, что не найден пока эффективный рецепт для ее решения. Собственно говоря, ситуация, когда при создании сложных систем, затрагивающих интересы многих ведомств, не продумываются и зачастую вообще не учитываются интересы конкретных функциональных заказчиков, очень распространенная и ведет к замедлению процессов информатизации.

Поэтому критика первого вице-премьера Сергея Иванова, прозвучавшая на расширенном заседании коллегии Мининформсвязи в адрес «Электронной России», была абсолютно справедливой.

Решение межведомственного взаимодействия, без которого не возможно создание «электронного правительства», мне видится в формировании полноценной нормативно-методологической базы, учитывающей все особенности функционирования ведомства, с утверждением ее во всех необходимых инстанциях. Но такое возможно только при наличии ведомственных целевых программ по информатизации каждого ведомства, о чем я говорил ранее. В итоге круг замкнулся.

CNews: Как вы относитесь к проблеме коммерциализации российской спутниковой навигационной системы ГЛОНАСС?

Алексей Тарасов: Без создания современной телекоммуникационной ведомственной инфраструктуры не возможно говорить о полноценной информатизации органов государственной власти и обеспечении их эффективного взаимодействия.

В этом ключе проблема коммерциализации ГЛОНАСС является очень важной. Необходимость ее решения назрела давно, так как без реальных коммерческих продуктов не возможно достойное развитие отечественной навигационной системы. Одним из эффективных направлений по коммерциализации системы ГЛОНАСС является ее использование в корпоративных системах управления различными видами транспорта (железнодорожным, водным, автомобильным, авиационным). Отрадно, что данные работы уже поставлены Роспромом, и надеюсь, что участие в них ИТМиВТ позволит решить эту проблему.

CNews: Проект по созданию Государственной системы изготовления, оформления и контроля паспортно-визовых документов нового поколения (ПВДНП) является, несомненно, одним из самых крупных и сложных в нашей стране. Какую роль в этом проекте играет ИТМиВТ? Что можно отметить как характерную особенность разработанного институтом решения?

Алексей Тарасов: Создание в России системы «электронный паспорт» существенно поднимет общий уровень информатизации страны, приблизит нас к передовым странам. Современная концепция идентификации личности по биометрическим характеристикам гражданина является наиболее прогрессивной, так как существенно повышает надежность этой процедуры.

Для нас участие в этом проекте стало стратегически важным в силу его государственной значимости. ИТМиВТ выбрали для реализации системы в рамках Ведомственного сегмента Министерства иностранных дел России.

Ведомственный сегмент МИД России фактически стал наравне с сегментом Федеральной миграционной службы передовой площадкой для обкатки разработанных решений. Автоматизированная система Ведомственного сегмента объединяет около 300 функциональных подразделений министерства, разбросанных как по стране, так и по всему миру. Система предназначена для оформления всех типов загранпаспортов — общегражданских, служебных и дипломатических.

Нами была разработана архитектура решения, сформулированы новые организационные процедуры по порядку приема заявления и выдаче паспортов нового поколения, создано автоматизированное рабочее место оператора, проведена интеграция специализированного оборудования (кабины регистрации и контроля персональных биометрических данных) с рабочим местом оператора. Серьезной задачей стало объединение всех элементов решения, состоящего из трех контуров (Консульский департамент, представительства МИД в России и консульские загранучреждения) в единое целое, а также стыковка с другими сегментами системы.

Важной особенностью нашего решения является надежная защита персональных данных на всех этапах оформления загранпаспорта. Вся внесенная оператором информация подписывается электронно-цифровой подписью и подвергается шифрованию.

Вместе с этим на примере проекта ПВДНП видна характерная проблема межведомственного взаимодействия, когда разработанная генеральным подрядчиком концепция всей системы не вполне отвечала требованиям функционального заказчика, что вызвало большие проблемы в ее реализации. Приведение в соответствие положений концепции и требований заказчика оказалось большим искусством, но это произошло после детальной разработки нормативно-методологической базы, что в итоге и двинуло проект вперед.

CNews: Какие перспективы у проекта по внедрению заграничных биопаспортов?

Алексей Тарасов: На мой взгляд, успешное окончание проекта по внедрению заграничных биопаспортов станет импульсом для введения в России нового внутреннего общегражданского паспорта с электронным носителем информации. Если посмотреть на проблему бумажных документов шире, то не сомневаюсь, что в обозримом будущем многие документы — и водительские права, и пенсионные удостоверения, и социальные карты, и пропуска на работу — получат электронное воплощение с записью биометрических данных. И мы придем к пониманию необходимости разработки единого стандартного электронного документа.

Участие в этом проекте позволило получить специалистам ИТМиВТ большой практический опыт, который может стать основой для реализации аналогичных систем, использующих технологии смарт-карт и биометрии для идентификации личности.

CNews: ИТМиВТ известен, в первую очередь, созданием суперЭВМ серии БЭСМ, «Эльбрус» для глобальных систем, решающих государственные задачи в области противоракетной обороны, освоения космоса, атомной промышленности и т.д. Сегодня в России, по понятным причинам, в основном осуществляется поставка зарубежных решений и их установка, что, безусловно, тоже требует высокой квалификации. Каким вы видите дальнейшее развитие этого направления? Насколько востребовано воссоздание отечественных вычислительных комплексов в современной России?

Алексей Тарасов: За более чем 40 лет ИТМиВТ разработал около 20 типов вычислительных комплексов, легших в основу таких стратегических систем, как система противоракетной обороны (ПРО), система предупреждения о ракетном нападении (СПРН), система контроля космического пространства (СККП) и др. Наши знаменитые БЭСМ-6 (напомню, что именно эта машина первой в мире преодолела барьер в 1 млн оп/с) использовались в составе многомашинного комплекса АС-6 для управления космическими полетами. Стоит вспомнить, что в 1975 году при совместном полете кораблей «Союз» и «Аполлон» АС-6 обсчитывал данные по траектории полета за минуту, в то время как на американской стороне такой расчет занимал полчаса. Заложенные в БЭСМ-6 революционные для того времени решения позволили ей пережить три поколения вычислительной техники. Всего было выпущено 450 машин, что является непревзойденным рекордом для суперЭВМ.

С тех пор многое изменилось, но если Россия хочет соответствовать статусу мировой державы, то необходимо уметь разрабатывать своими силами суперЭВМ, работающие на стратегические задачи государства. Выражение «технологический суверенитет» становится синонимом «национальной безопасности». Нужно ли это стране — вопрос политический, и решать его необходимо на уровне высшего руководства страны. Безусловно, силами одного института такую задачу не решить. Здесь необходимо на государственном уровне стимулировать межотраслевое объединение коллективов, способных решать подобные задачи.

Одним из возможных путей развития является участие в проектах по созданию суперкомпьютерных центров на базе зарубежных решений. Здесь визитной карточкой ИТМиВТ является совместный проект с компанией «Открытые технологии» для Межведомственного суперкомпьютерного центра РАН. Нами построен макет суперкомпьютера производительностью более 8 Тфлоп, а также ведутся исследования для построения макета суперкомпьютера с производительностью 50 Тфлоп.

Решение подобных задач позволяет на передовом зарубежном оборудовании наработать нужные знания, что необходимо для разработки оригинального собственного решения. Не сомневаюсь, что российские инженеры смогут предложить интересную архитектуру для высокопроизводительных вычислений. Но здесь, повторюсь, требуется большой совместный труд и огромная заинтересованность государства в результатах.

CNews: Несмотря на принимаемые меры, тема информационной безопасности в органах государственной власти не теряет своей актуальности. Является ли, исходя из вашего опыта работы, обеспечение информационной безопасности приоритетной задачей для органов государственной власти России? В чем, на ваш взгляд, основные источники ИТ-угроз для информационных систем органов государственной власти?

Алексей Тарасов: Обеспечение информационной безопасности органов государственной власти является частью общей проблемы обеспечения национальной безопасности, и, следовательно, является, приоритетной. При этом потребность органов государственной власти в аппаратно-программных средствах, необходимых для обеспечения информационной безопасности, будет только возрастать. Это связано с принятием закона о защите персональных данных и рядом строящихся в настоящее время информационных систем федерального уровня.

На сегодня актуальны как внутренние, так и внешние угрозы. Внутренние угрозы исходят от недостаточно мотивированных к качественной работе отдельных сотрудников, так называемых «инсайдеров», большой класс внешних угроз возникает из-за отсутствия современного отечественного программного и аппаратного обеспечения и массового использования импортных средств защиты.

Но если решение первой проблемы лежит в основном в организационной плоскости, то путь пресечения внешних угроз довольно очевиден — это разработка собственными силами системного и прикладного программного обеспечения, в том числе с открытым кодом (характерно, что такие же проблемы актуальны и для многих развитых стран, например, Германии, которая несмотря на членство в НАТО, озабочена внедрением в бундесвере собственных программных разработок), а также проектирование платформ, использующих весь спектр российских криптографических алгоритмов, и, что немаловажно, с постепенным переходом на отечественную элементную базу.

Одним из направлений деятельности ИТМиВТ в этом вопросе является сотрудничество с итальянской компанией Elsag Spa (входящей в концерн Finmeccanica) с целью создания защищенных VPN-маршрутизаторов. Также в нашем институте создан дизайн-центр микроэлектроники, проектирующий по заказу как государственных структур, так и коммерческих компаний различные микросхемы, в том числе двойного назначения.

CNews: Очевидно, что развитие современной России невозможно без перехода от нефтезависимой экономики к экономике, основанной на знаниях. Какой вы видите роль академических и отраслевых научных институтов в этом процессе? Какова, по вашему мнению, должна быть роль государства в процессе возрождения отечественной науки?

Алексей Тарасов: Способность государства разрабатывать и производить собственными силами информационные продукты для решения задач оборонного, промышленного и научного характера определяет его положение в мире. Обороноспособность страны характеризуется наличием у нее самых передовых систем вооружений, использующих отечественные изделия микроэлектроники.

Россия обладает мощным стратегическим потенциалом, который выражается в интеллектуальном ресурсе некогда передовых, а сегодня с трудом выживающих прикладных и академических институтов. Это потенциал сильно поистрепался, но я уверен, что еще сохранился и может стать основой для построения новой экономики. Для этого необходимо реформировать научно-технологический процесс так, чтобы он объединил интересы государства, науки и бизнеса и позволил трансформировать российский научно-исследовательский потенциал в передовые технологии и продукты, по характеристикам сравнимые с ведущими мировыми аналогами и обеспечивающие технологический суверенитет России.

CNews: Не секрет, что в настоящее время значительная часть отраслевых институтов влачит печальное существование. В отличие от них, ИТМиВТ активно занимается разработкой высокотехнологичного оборудования и программного обеспечения, сотрудничает с крупнейшими учебными и научными заведениями РФ. Какую долю в бюджете ИТМиВТ занимает государственное финансирование? Как ИТМиВТ удалось преодолеть кризис конца 20 столетия?

Алексей Тарасов: Несмотря на то, что организационно-правовой формой ИТМиВТ является ФГУП, институт не получает никакого бюджетного финансирования. Только в рамках проектов, которые мы выполняем в интересах Роспрома, Министерства обороны, ряда других ведомств. Институт работает над этими проектами на конкурсной основе. Поэтому фактически ИТМиВТ находится на полной самоокупаемости.

ИТМиВТ претерпел существенные изменения в последние два года, после того как в него пришла новая команда во главе с С. В. Калиным — основателем успешного российского интегратора компании «Открытые технологии».

В результате была сформулирована и реализована эффективная технологическая цепочка, позволяющая претворить результаты научных исследований в коммерчески привлекательные продукты, ликвидируя тем самым разрыв между наукой и рынком. В институте на равных с научными лабораториями возникли коммерческие, маркетинговые, аналитические подразделения. Задача, которая была поставлена перед ними — нацелить процесс прикладных исследований на создание конкретного востребованного рынком продукта. И первые успехи позволяют говорить о правильности выбранного пути.

Ставка сделана на разработку оригинальных системных решений, на проектирование сложно-функциональных процессорных микроэлектронных блоков двойного применения, на работы в области информационной безопасности и криптографии.

CNews: Какой, на ваш взгляд, прогноз развития информатизации органов государственной власти в 2007 - 2008 годах? Каковы планы ИТМиВТ в этой области?

Алексей Тарасов: Несмотря на имеющиеся трудности, процесс информатизации органов государственной власти необратим, хотя и не имеет завершения. Уход от отдельных проектов в сторону создания крупных распределенных систем и их интеграции станет более явным, и это правильно — локальными решениями не создать единого информационного пространства. Скорее всего, нас ждут крупные проекты — это и перевод внутреннего общегражданского паспорта на электронную основу, и внедрение систем телеобразования, телемедицины и т.д. В целом ближайшие несколько лет должны стать решающими в доказательстве состоятельности концепции «электронного правительства».

Вместе с этим необходимо отметить возможные проблемы, которые сейчас еще не стоят так остро, но в перспективе могут сильно осложнить интеграцию российской электронной среды в мировую. Речь идет об учете международных нормативных требований при создании систем государственного масштаба. Сейчас эти требования слабо учитываются. В качестве примера можно привести отличие наших криптографических ГОСТов от международных стандартов, что в той же системе е-паспортов привело к известным коллизиям.

Но если посмотреть шире, то такие различия ведут к значительным трудностям в межгосударственном обмене юридически значимыми документами в электронном виде. Несмотря на прогресс, многие российские ведомства, крупные корпоративные структуры продолжают обмениваться юридическими значимыми документами с зарубежными коллегами по старинке, т.е. на основе бумажной переписки. Но, например, обмен данными по линии Интерпола о задержании кого-либо требует немедленного реагирования, а когда бумажный документ идет неделями, то пропадает его актуальность.

В итоге, очевидно, что информатизация российских органов государственной власти будет осуществлена не в полной мере без возможности интеграции в международный электронный документооборот юридически значимыми документами. Нашими специалистами разработан интересный метод решения этой проблемы на основе инфраструктуры открытых ключей OpenXPKI с комплементарной криптографией, позволяющий обеспечивать полноценную работу систем, использующих равноправно несколько стандартов криптографии.

В заключение отмечу, что за практически 60 лет работы ИТМиВТ накопил значительный опыт проектной деятельности, как в составе группы разработчиков, так и в качестве головного исполнителя с десятками субподрядчиков в рамках одного проекта государственного масштаба. Мы понимаем внутреннюю специфику ведомственных структур, у нас имеется опыт совместной работы с крупными системными интеграторами. Все вместе позволяет надеяться, что институт сможет внести свой вклад в развитие информационной инфраструктуры России.

CNews: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2007 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS