[an error occurred while processing this directive]

Михаил Эльянов: Компьютеризация медицины движется черепашьими темпами

Михаил ЭльяновВ настоящее время ни одно государственное ведомство России не может предоставить объективную информацию об уровне информатизации медицинских учреждений страны. Единственной организацией, всерьез занимающейся этой проблемой, является Ассоциация Развития Медицинских Информационных Технологий (АРМИТ). О том, какие изменения произошли в сфере внедрения ИКТ в здравоохранении в последние годы, в интервью CNews рассказал Михаил Эльянов, президент АРМИТ, к.т.н.

CNews: Как вы оцениваете уровень оснащенности российских медицинских учреждений современной компьютерной техникой, информационными технологиями? Как эти показатели изменились за время реализации приоритетного национального проекта «Здоровье»?

Михаил Эльянов: Уровень оснащенности медицинских учреждений в среднем довольно низкий. К сожалению, мы не имеем свежей и полной  информации по этому вопросу за последние годы, но до 2005 г. я занимался мониторингом ЛПУ Управления здравоохранения одного из административных округов Москвы и собирал  базу данных по установленным в них компьютерным системам. В 2001-2005 гг. оснащенность компьютерами увеличилась достаточно существенно, примерно в 1,5-2 раза. Сейчас, видимо, тенденция такая же. Компьютеры в медицинские учреждения поставляются, возможно, благодаря национальному проекту «Здоровье», но официальными данными о том, по каким каналам они идут, я не располагаю. Если говорить о Москве, то здесь существует два основных источника поставок: первый — система обязательного медицинского страхования, второй —Департамент здравоохранения Москвы и  Управление информатизации Москвы.  В тоже время, есть медицинские учреждения, в которых по 300, 400, 700, 800 компьютеров. Чаще всего это крупные государственные или ведомственные ЛПУ.

Что касается использования профиля используемых компьютерных систем, то здесь ситуация следующая: около 50-55% составляют системы для бухгалтерии, кадров, сбора и обработки статистики, 22-24% решают задачи ОМС, а  доля собственно медицинских систем не превышает 16-17%. Эти данные собраны в Москве, на периферии ситуация, судя по всему, еще хуже. Таким образом, говорить о компьютеризации собственно медицины, как правило, не приходится. Речь скорее идет о компьютеризации административных служб.

Влияние нацпроекта заметно, может быть, только в контексте увеличения поставок компьютеров. Говорить об этом достаточно сложно, потому что никто, кроме самих чиновников, не знает, откуда появляются средства на эти нужды. Тем не менее, прогресс есть. Например, в последнее время московским медицинским учреждениям стали выделять деньги на сопровождение и обслуживание медицинских компьютерных систем, то есть на софт. Это очень важно, потому что раньше ЛПУ оставались «один на один» с проблемами в области информатизации - деньги выделялись в значительно меньшем  количестве и существенному меньшему числу учреждений. Сейчас условия улучшились, но, все-таки, компьютеризация медицины движется черепашьими темпами.

CNews: Существует мнение, что информатизация в здравоохранении в целом была запущена реализацией приоритетного национального проекта «Здоровье». Как вы оцениваете изменения в нормативно-правовой и мотивационных сферах информатизации здравоохранения, произошедшие с момента начала реализации этого проекта?

Михаил Эльянов: Никаких свидетельств того, что с появлением национального проекта «Здоровье» стало активнее разрабатываться программное обеспечение, лично у меня нет. Другое дело, что благодаря дополнительному финансированию ЛПУ наблюдается некоторое оживление на рынке ПО, но пока это в основном надежды и ожидания.

Мы ежегодно проводим  форум «MedSoft», и уже в июне 2007 года, хотя выставка запланирована на апрель 2008 года,  было разобрано 80% площадей. Это свидетельствует о том, что производители надеются на оживление рынка медицинских информационных систем.

За последние годы практически никаких законодательных актов в области информатизации медицины не было принято. Сегодня информатизация здравоохранения существует в абсолютном правовом вакууме, что очень плохо. До сих пор не решена одна из главных проблем, касающаяся электронной цифровой подписи. Как известно, медицинская карта пишется «для прокурора». Поэтому медицинский руководитель вынужден параллельно вести бумажные и электронные документы. Существует федеральный закон об ЭЦП, но подзаконные ведомственные акты на уровне здравоохранения отсутствуют. Понятно, что в таких условиях процесс развития ИКТ в здравоохранении сильно затруднен.

CNews: С чем, по вашему мнению, связан такой низкий уровень информатизации?

Михаил Эльянов: На мой взгляд, основная причина в том, что  нашей медицине, точнее, медицинским чиновникам,  компьютеризация в принципе не нужна. Я не говорю о чиновниках самого высшего ранга.  Но чем  ниже уровень, тем противодействие (или бездействие, что ничем не лучше) чиновников становится сильнее. Они привыкли жить  в старой системе и ничего не хотят менять.

Компьютеризация — это не новый вид техники. Это иное средство управления, объективное, привязанное к реальным данным, реальным принципам. Компьютер не заставишь оперировать данными, которые удобны пользователям. К сожалению, большинство российских управленцев в области медицины не умеет работать с компьютером, в лучшем случае они могут включить его и напечатать документ. Поэтому они не знают, а иногда и не хотят знать, какие преимущества  дает информатизация, и многие новшества, за редким исключением, встречают в штыки.

CNews: То есть информатизация медицинского учреждения фактически зависит от личности его руководителя?

Михаил Эльянов: Так было всегда. Но одновременно это зависит и от вышестоящего руководителя.  Когда мы проводили «MedSoft-2007», то разослали информационные письма в медицинские учреждения через управления здравоохранения административных округов Москвы. В результате от одних управлений пришло 2% медицинских учреждений, а от самого передового - Юго-Западного — более 50%. Эти цифры очень показательны — ведь все работают примерно в одинаковых условиях, но в одном случае начальник управления дает указание посетить выставку потому, что понимает, что скоро без этого нельзя будет прожить, а в другом выказывает негативное отношение к такого рода мероприятиям.

CNews: Какие медицинские информационные системы пользуются наибольшей популярностью в настоящее время в России?

Михаил Эльянов: Если не говорить о бухгалтерских, кадровых и статистических системах, то, наверное, одно из наиболее востребованных направлений — это автоматизация работы лаборатории. Во многих учреждениях именно она приносит основную часть денег, и в этой области обойтись без компьютеризации не возможно.

По мнению ряда специалистов, если лаборатория делает более 1 млн. анализов в год, то без создания информационной системы она начинает «захлебываться» в бумагах., Востребованы АРМы для функциональных исследований, например, анализа ЭКГ, УЗИ-исследований, рентгена и т.д.  Автоматизация необходима тем службам, которые несут наибольшую нагрузку и приносят наибольший доход.

Кроме того, сейчас во многих московских медицинских учреждениях установлены правовые системы «Консультант» или «Гарант».

CNews: А насколько Россия в этой области отстает от Европы?

Михаил Эльянов: Довольно сильно отстает. Причем не в плане идеологии — многие наши системы вполне конкурентоспособны. Два года подряд мы проводили симпозиумы: в прошлом году в Париже, в этом — в Амстердаме. Огромное впечатление на меня произвело именно их отношение к проблеме. Например, институт радиологии в Париже — 1100 сотрудников, 900 компьютеров. Причем далеко не все компьютеры самые современные. Но они работают, потому что для сотрудников института информационные технологии  - это не дань моде или идея, «спущенная» сверху, а средство решить задачу.

На мой взгляд, главная причина всех наших бед в том, что здоровье у нас пока не превратилось в экономическую категорию. В России преобладают разговоры о героях в белых халатах, о клятве Гиппократа и бесценности жизни  и здоровья человека. А бесценно — это значит, что ничего не стоит. Но если начать реально считать, то здоровье становится экономической категорией, и тогда возникает необходимость анализировать, как дешевле и лучше организовать тот  или иной процесс.

В России медицинские организации часто предпочитают купить очень дорогую медицинскую технику, несмотря на то, что она в значительной степени будет простаивать. На Западе привыкли считать деньги. Компьютер для них — это, прежде всего, мощное средство повышения производительности труда, анализа данных, оценки и т. д., поэтому они и внедряют информационные системы.

CNews: Могут ли в рамках государственной медицины руководители ЛПУ быть мотивированы на внедрение ИТ?

Михаил Эльянов: Безусловно. Но для этого должны быть изменены «правила игры». Хотелось бы привести такой пример. В одной из организаций одновременно существовало четыре варианта отчетности по результатам работы флюорографической службы (в частности отчетность по хроническим неспецифическим заболеваниям легких): первая  - у заместителя главного врача, вторая- в кабинете флюорографии, третья — у статистика, а четвертая составлялась на основе первичных данных, которые были получены из компьютерной системы. Так вот, цифры в этих отчетах отличались в десятки раз. И руководство медицинского учреждения пользовалось этим в зависимости от того, каких результатов оно хотело добиться: если надо было показать хорошие результаты лечения, они давали одни данные; если требовалось доказать, что оборудование изношено, сотрудников не хватает, «все запущено» — другие.

До тех пор, пока у нас существует такая «многогранная бухгалтерия», пока государство вполне устраивает подобная ситуация, пока оно не захочет иметь действительно объективные и реальные данные, медицинские учреждения будут прекрасно обходиться без компьютеризации.

CNews: Какие регионы наиболее восприимчивы к вопросам внедрения ИКТ в здравоохранении? С чем вы это связываете? Насколько изменилось отношение к использованию ИТ в медицине в регионах за последний год?

Михаил Эльянов: Я могу назвать регионы- Москва, Санкт-Петербург, Удмуртия,  Самарская область, Кемеровская область и другие, в которых есть люди, которые являются двигателями информатизации здравоохранения. Хотя, иногда реальная обстановка на местах несколько отличается от победных реляций - ведь иногда некоторые руководители или ведущие разработчики, мягко говоря, лукавят, когда рассказывают о положении дел. Например, на одной из выставок некая фирма сообщала, что их система установлена в 150 поликлиниках города. Но потом выяснилось, что в этом городе всего 100 поликлиник.

Цифры, звучащие с официальных трибун, иногда настолько друг от друга отличаются, что представить истинную картину весьма сложно. Вот в системе обязательного медицинского страхования более четко знают, сколько компьютеров они установили по стране, они за свои данные отвечают. А когда дело касается региональных цифр, часто нужно делать поправку, чтобы получить более-менее реальную картину.

CNews: В 2006 г. специалистами было отмечено, что в процессе реализации приоритетного национального проекта «Здоровье» вопросам информатизации не уделяется достаточно внимания. Профильные ведомства сосредоточены на автоматизации процесса мониторинга и управления проектом, при этом вопросы информатизации медицинских учреждений и внедрения ИТ в практическую деятельность врача находятся на втором плане. Насколько изменилась ситуация сегодня? Какие меры необходимо предпринять для решения этой проблемы?

Михаил Эльянов: На мой взгляд, ситуация не изменилась. Две системы - регистр медицинских работников и регистр медицинской техники, распределяемой в рамках нацпроекта, —  действительно  нужные и глобальные. Я слышал от работников Минздравсоцразвития, что регистр медработников в некоторых регионах позволил наконец-то выяснить реальное количество медиков.  К работе же практического врача эти системы имеют мало отношения.

CNews: Какие усилия в направлении разработки и внедрения единых стандартов предприняты в 2006 г.?

Михаил Эльянов: Это один из самых больных вопросов. Без его решения двигаться вперед практически невозможно, потому что компьютерных систем становится все больше. Проблема стандартизации в значительной степени связана с вопросами информационной совместимости. Зачастую медицинское учреждение закупает различные системы, которые впоследствии невозможно интегрировать между собой.

В 2006 г. был принят, наконец, первый стандарт по электронным историям болезни, разработанный Научным центром гематологии РАМН. Но на этом, насколько я понимаю, пока все и закончилось.

CNews: Разработанный стандарт носит рекомендательный характер?

Михаил Эльянов: Сейчас, в связи с введением закона о техническом регулировании, должны появиться технические регламенты, в которых будет четко прописано, что является действительно обязательным. На сегодняшний день, насколько мне известно, списка таких регламентов для здравоохранения нет.

CNews: Какие факторы препятствуют скорейшему и эффективному внедрению стандартов в области ИТ в здравоохранении? Ведутся ли работы по переводу и адаптации мировых стандартов к российской специфике?

Михаил Эльянов: На мой взгляд, главная проблема та же - полное отсутствие государственной политики в области информатизации медицины.  Все работы в этой области на сегодняшний день проводятся в значительной степени силами энтузиастов. Но медицина, по крайней мере государственная, — очень жесткая, иерархическая, подчиняющаяся определенным законам структура. До тех пор, пока не поступит  распоряжение сверху, в этой области ничего не изменится.

Кроме общих разговоров, нужны еще и конкретные дела. После создания первой версии стандарта электронной истории болезни мы сделали рассылку по линии АРМИТ, получили много отзывов, в том числе негативных. То есть организовали  профессиональное обсуждение. Многие присылали альтернативные варианты стандарта, потому что все понимают, насколько это важно. Несколько лет назад мы создали при АРМИТ рабочую группу по стандартизации, пригласили на ее заседание всех желающих. Я был поражен — приехало около 60 представителей ведущих фирм. Я думал, что они будут настаивать на переходе к принятым у них стандартам, но позиция участников была конструктивная:  все стремились прийти к каким-то соглашениям.

Как мне кажется, существует два пути: либо процесс идет «сверху», то есть министерство четко определяет условия игры, либо мощная структура (типа Microsoft) вводит свой стандарт «де-факто».  В этом случае разработчики, не желающие «выпадать» из информационного пространства,  вынуждены его придерживаться. Как мне кажется, в России пока нет крупных структур, способных «навязать» другим свои рекомендации.

В медицинских учреждениях, работающих в системе ОМС,  установлены регистры прикрепленного контингента, но даже в этой области не удалось прийти к единому решению. Например, в Москве одни ЛПУ работают с регистрами МАКС-М, другие — с регистрами РОСНО, Медстрах, Спасские Ворота. При этом все страховые компании передают данные в  унифицированном виде в единый регистр застрахованного контингента, но на своей площадке ведут свою игру.

CNews: Существующая статистика врачебных ошибок заставляет все больше внимания уделять информационной поддержке врача. Ведутся ли работы по созданию таких информационных ресурсов в Российской Федерации? Если «да», то каких результатов удалось достигнуть на сегодняшний день?

Михаил Эльянов: Да, есть база данных лекарственных препаратов, и существует целый ряд систем, связанных с фармацевтикой, фармакологией. Создаются АРМы врачей различных специальностей (рентгенологов, специалистов УЗИ, функциональной диагностики). Например, многие системы для снятия и анализа ЭКГ выдают предварительные синдромальные заключения.

Таких систем, становится больше, но отношение к ним со стороны врачей бывает достаточное настороженное. Во всем мире прошли через это. Один из английских журналов писал в свое время о «чувстве ущемленной профессиональной гордости врача». Его всю жизнь учили, что он такой умный, а тут ему предлагают какую-то «железяку», которая будет давать советы. Но дело-то в том, что эту «железяку» создают с участием ведущих специалистов в этой области. Если же говорить об экспертных системах, то в практическом здравоохранении я их не встречал.

CNews: Какие задачи по информатизации российского здравоохранения являются, на ваш взгляд, первоочередными? Что необходимо реализовать в 2007 г.? В течение ближайших трех лет?

Михаил Эльянов:  Самая главная задача, без решения которой ситуация не изменится к лучшему, — это создание в Минздравсоцразвитии специализированного подразделения, отвечающего за развитие информационных технологий. За этим должно последовать создание аналогичной структуры в региональных органах управления.  В настоящее время существуют системы медицинских информационно-аналитических центров (МИАЦ), «выросших», как правило, из бюро медстатистики, и «заточенных» главным образом именно под эти задачи. Безусловно, есть исключения, но МИАЦ, вряд ли смогут отвечать за развитие региональной ИТ- инфраструктуры.

При нынешнем положении дел мы далеко не уйдем. Только один пример: если каждая, даже не очень сложная «компьютерная» задача типа создания регистра медработников будет решаться такими же методами, как это происходит сейчас, то значительная часть средств по нацпроекту уйдет на обслуживание самого себя.

В нацпроекте «Образование» происходит оснащение школ компьютерами, подключение к Интернету, т. е. создается информационная инфраструктура. Этой же схемы стоит придерживаться при решении проблем здравоохранения.

Нередко медицинские руководители жалуются, что их сотрудники неспособны обращаться с компьютерами и другой техникой, в то время как, наоборот, люди даже уходят из медицинского учреждения, потому что не хотят работать по старинке и заполнять горы бумаг. Они переходят туда, где уровень организации труда более высокий.

На одно из первых мест нужно поставить вопросы стандартизации информационной совместимости, определить «правила игры». Компьютеризация обойдется несравнимо дешевле, чем дорогостоящие виды техники, не говоря уже о компьютерных томографах и пр. Иногда, вместо того чтобы купить один современный рентгеновский аппарат, лучше компьютеризировать половину медицинского учреждения, организовать информационный обмен между медицинскими учреждениями и при необходимости направлять людей на обследование. Тогда, может быть, выяснится, что большого количества техники вовсе и не нужно.

Должна быть создана инфраструктура отрасли, выполнены все необходимые условия для ее развития: это будет свидетельствовать о реальном желании улучшить положение дел. Сегодня нередко врачи даже приносят из дома собственный компьютер, чтобы полноценно выполнять свою работу. Разговоры о том, что люди не хотят работать по-новому, не имеют под собой  никакого основания. Я вспоминаю, как 7-8 лет назад мы были в крупном диагностическом центре в Иркутске. Мой вопрос о том, что делать, если кто-то не хочет работать на компьютере, был воспринят с удивлением. Что значит — не хочет работать? Сотрудник является частью технологической цепочки и должен выполнять свои обязанности. Если он не введет то, что требуется в компьютер, то и он не получит деньги, и его коллеги. Всему, что он не умеет, он может научиться, ведь пользоваться хорошей программой ничуть не сложнее, чем обычными бланками.

Есть масса вещей, которые все понимают, но о них надо не только говорить и писать, но и что-то реально делать. Уже сегодня в ряде регионов отсутствие денег - не главная проблема. А с появлением нацпроекта, я думаю, этот вопрос будет решен. Главное -  направить средства в нужное русло и показать, какие преимущества при этом будут достигнуты.

CNews: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2007 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS