[an error occurred while processing this directive]

Андрей Столбов: Нельзя одновременно и начинать «революционные» проекты в отрасли, и резко менять всю систему управления

Андрей СтолбовО первых  итогах реализации информатизации российского здравоохранения в рамках приоритетного национального проекта «Здоровье», первых успехах и неудачах, сложностях и путях их преодоления рассказал в интервью CNews Андрей Столбов, доктор технических наук,  заместитель директора Медицинского информационно-аналитического центра РАМН.

CNews: Прошло больше года с того момента, когда Президент России объявил о начале реализации приоритетного национального проекта "Здоровье". Как вы оцениваете изменения, произошедшие за это время?

Андрей Столбов: Что касается изменений, то в целом я их, конечно, оцениваю положительно. Примеров достаточно много. Несмотря на то, что, как мы уже говорили год назад, в явном виде ИТ-задачи в рамках нацпроекта "Здоровье" четко не сформулированы. Однако, так уж у нас повелось, любая достаточно раскрученная и поддерживаемая сверху идея действует как положительный фактор, соответствующим образом ориентируя лиц, принимающих решения и распределяющих ресурсы. Создаются благоприятные условия, которые надо использовать. Все — как учил Питер Друкер.

CNews: В 2006 году специалистами отмечалось, что в процессе реализации приоритетного национального проекта "Здоровье" вопросам информатизации не уделяется достаточно внимания. Основное внимание профильных ведомств сосредоточено на автоматизации процесса мониторинга и управления проектом, при этом вопросы информатизации медицинских учреждений и внедрения ИТ в практическую деятельность врача находятся на втором плане. Насколько изменилась ситуация на сегодняшний день?

Андрей Столбов: Считаю, что практически не изменилась. По-прежнему, основные приоритеты в расходовании бюджета на ИТ на верхнем уровне направлены на указанные задачи. Ни Министерство, ни подведомственные ему агентства и службы практически не занимаются проблемами внедрения ИТ в основную деятельность медработников. ЦНИИОИЗ также в этом отношении пассивен. Задача федеральных органов и ЦНИИОИЗ — прежде всего, организовать координацию усилий разрозненных разработчиков ИТ-решений для здравоохранения. Это управленческая задача — собрать, организовать и направить (а, не возглавить!).

Одних конференций и выставок, проводимых Министерством, для этого не достаточно. В Министерстве до сих пор нет подразделения, ответственного за единую техническую политику и внедрение ИТ в здравоохранении. В положении о Министерстве ничего не говорится об этом важнейшем сегодня для любой отрасли направлении деятельности любого органа управления. Надо сказать, что административная реформа, выделение из министерств агентств и служб, по моему мнению, не оправдали себя. Система управления только усложнилась, усилилась неразбериха, дублирование, "перетягивание одеяла". И, конечно, нельзя одновременно начинать и "революционные" проекты в отрасли, и резко менять всю систему управления. Менталитет чиновников оказался не готов к этому. Я уже не говорю о дефиците и недостаточной квалификации управленческих кадров в области организации использования ИТ в здравоохранении, весьма своеобразной предметной области.

CNews: Имеющийся опыт информатизации государственных ведомств свидетельствует о необходимости принятия превентивных мер, противодействующих формированию "информационного зоопарка", в частности разработки концепции создания единого информационного пространства здравоохранения страны. Какие усилия в данном направлении были предприняты в 2006 году?

Андрей Столбов: Частично, я уже ответил на этот вопрос выше.

Относительно концепции единого информационного пространства. В прошлом году Миниздравсоцразвития РФ был издан приказ от 16.10.06 г. № 713 "Об утверждении принципов создания единой информационной системы в сфере здравоохранения и социального развития". К сожалению, он имеет самый общий и декларативный характер, и не учитывает особенностей применения ИКТ в здравоохранении — достаточно просто по тексту заменить "здравоохранение..." на любую другую отрасль, и все по-прежнему будет бесспорно и правильно.

В рамках "Электронной России" осенью 2006 года также предпринималась попытка разработать такую концепцию. До настоящего времени она не опубликована. Надо заметить, что, как и большинство конкурсов, все было сделано достаточно поспешно (сентябрь — конкурс, конец ноября — результат), но недостаточно публично. Отслеживать объявления о конкурсах через официальный сайт госзакупок — занятие не для слабонервных.

Я думаю, что концепцией должно заняться наше профессиональное сообщество. Все уже давно говорят об этом, а наиболее активная часть выказывает готовность взяться и сделать. В основном останавливает то, что, как показывает опыт, подобные работы, сделанные в инициативном порядке, как правило, не получают официального статуса и оказываются в урне. В данном случае, поскольку это уже проходило через "Электронную Россию", вероятность такого исхода близка к единице. Выскажу, может быть, в чем-то крамольную мысль, что самим профессионалам эта концепция практически не нужна. Она нужна чиновникам, прежде всего для того, чтобы "правильно" определить направления расходования бюджетных средств на ИКТ и их объемы, сформировать планы и программы. Она нужна органам финансового контроля, чтобы проверять этих чиновников. Она нужна пользователям, чтобы упорядочить свои представления и знания в области возможностей использования ИТ в здравоохранении. Таким образом, решение есть, но оно находится в области "специфических общественных отношений".

Кстати, еще несколько слов об ИТ-госзакупках. Сегодня конкурсы "по ИТ для здравоохранения" (а не для своих внутренних, аппаратных нужд) только на федеральном уровне проводят и Минздравсоцразвития (со своими агентствами, службами, ФОМС и ФСС), и Мининформсвязи (со своими агентствами), и Минэкономразвития, и Минобрнауки и т.д. И, конечно, практически никакой координации между ними нет. Теперь появилась еще одна общая и весьма финансоемкая тема — единая информационная система мониторинга и управления нацпроектами, как отдельная, новая вертикальная система, в дополнение к отраслевым. Я по-прежнему считаю, что пока не будет налажена координация и профессиональная, независимая экспертиза всех ИТ-проектов в здравоохранении, КПД усилий и ресурсов будет невысоким. Это уже стало общим местом.

CNews: Не менее важным направлением является разработка единых стандартов и регламентов информационного взаимодействия между организациями. Каких результатов удалось достигнуть в этом направлении?

Андрей Столбов: Что касается стандартов. Сегодня в системе ОМС, дополнительного лекарственного обеспечения отдельных категорий граждан (ДЛО, ему теперь придумали другое название — обеспечение населения лекарственными средствами), передаче сведений о диспансеризации и дополнительных медицинских осмотрах и т.п. наметилась положительная тенденция унификации форматов обмена данными, использования единых классификаторов и справочников. Пусть они не имеют статуса национального стандарта, дело не в этом. Важно сохранить эту тенденцию. Надо, чтобы при организации новых потоков данных в здравоохранении, например, по учету высокотехнологичной помощи населению, форматы обмена были унифицированы с существующими. Разумеется, надо также унифицировать и правила идентификации объектов, используемые в различных системах учета.

Второе, о чем хотелось бы также сказать, это организация централизованного ведения всех общих классификаторов и справочников, используемых в здравоохранении, подобно тому, как это сейчас сделано в ДЛО. А то сегодня на сайте ЦНИИОИЗ опубликованы классификаторы, имеющие непонятные происхождение и статус. Все общие (единые) классификаторы и справочники должны обязательно проходить процедуру валидизации, получения статуса нормативного документа.

И конечно, единое информационное пространство здравоохранения невозможно без организации обмена юридически значимыми электронными документами (ЭД) — создания единой сети обмена данными в здравоохранении, на основе использования общедоступных, открытых каналов связи. И здесь мы видим заметную положительную динамику. Наиболее развитой корпоративной системой защищенного обмена данными в отрасли, которая обеспечивает информационное взаимодействие между десятками тысяч абонентов, сегодня является инфраструктура электронного документооборота в системе ОМС. Поэтому именно на ее основе необходимо осуществлять создание и развитие единой системы электронного документооборота в здравоохранении. Это, безусловно, позволит существенно сократить время и совокупные затраты на ее построение и эксплуатацию.

Необходимо исключить случаи, когда для решения своих задач и территориальным фондом ОМС, и органом управления здравоохранением создается и используется своя инфраструктура обмена электронными документами, и в одно и то же медицинское учреждение для каждой задачи выдаются отдельные ключи ЭЦП, устанавливаются отдельные компьютеры, программные средства и т.п., что сегодня, к сожалению, еще практикуется. Каждому абоненту системы электронного документооборота достаточно иметь одну точку входа-выхода — порт-станцию для внешнего обмена электронными  документами.

CNews: Как вы представляете себе роль Медицинских информационно-аналитических центров (МИАЦ) в процессе информатизации отечественного здравоохранения?

Андрей Столбов: Сегодня сложилась ситуация, когда в регионах образовалось два полюса, центра информатизации здравоохранения. Во-первых, это территориальные фонды ОМС, в которых ведутся регистры застрахованных и формируются сводные базы данных персонифицированного учета объемов медицинской помощи по программе ОМС. Это уникальные в своем роде информационные ресурсы. Во-вторых, это МИАЦы. Их основная задача — информационно-аналитическое обеспечение органов управления здравоохранением. В МИАЦах формируются базы данных медицинской статистики, сведения о лечебной сети, оснащенности медицинских организаций, кадрах и т.п.

В этом смысле МИАЦы и ТФОМС комплементарны — они взаимно дополняют друг друга. Сегодня, как мне представляется, МИАЦы должны становиться центрами организации и поддержки внедрения ИТ в лечебных учреждениях,  выполнять функции обучения персонала и сервиса программно-технических средств в них и т.п. Однако, являясь бюджетными учреждениями, их возможности в этом смысле крайне ограничены. Сейчас много говорят об изменении организационно-правовых форм медицинских учреждений. Думаю, что МИАЦы должны быть унитарными предприятиями. Конечно, многое зависит от конкретных, местных условий. Надо в порядке эксперимента попробовать это в ряде регионов в рамках планируемых пилотных проектов.

CNews: В 2006 году был создан ТК 468 "Информатизация здоровья", призванный заниматься разработкой стандартов в данной области. Однако о результатах его работы на последних специализированных конференциях не было сказано ни слова. Какие факторы препятствуют скорейшему и эффективному внедрению стандартов в области ИТ в здравоохранении? Ведутся ли работы по переводу и адаптации мировых стандартов к российской специфике?

Андрей Столбов: Согласен с вами. Сейчас ТК 468 практически не работает, нет ни плана работы, ни конкретных проектов по разработке стандартов. Во всяком случае, они не известны широкой общественности. Что касается перевода международных стандартов, то, насколько мне известно, ТК 468 просил у Министерства выделить средства для этого. Результатов я не знаю.

В настоящее время по согласованию с техническим комитетом ISO/TC 215 "Health Informatics" Международной организации по стандартизации МИАЦ РАМН осуществляет перевод на русский язык двух документов, в которых сформулированы требования к электронным медицинским записям (документам), определены их классификация и ключевые термины: ISO/TS 18308:2004 Requirements for an Electronic Health Record Architecture и ISO/TR 20514:2005 Electronic Health Record. Definition, scope, and context.

В инициативном порядке Ассоциацией развития медицинских информационных технологий (АРМИТ), членом которой является МИАЦ РАМН, сейчас формируется рабочая группа, которая будет заниматься стандартизацией в области медицинских электронных документов. В нее согласились войти такие авторитетные эксперты ISO/TC 215 как Емелин И.В. (Россия), Эндрю Грант (Канада), Патрис Деголя (Франция), с которыми мы тесно сотрудничаем. В ближайших планах работы группы также изучение документа Electronic Health Record-System Functional Model, Release 1, который в феврале этого года был опубликован комитетом HL7.

Что касается факторов, препятствующих внедрению стандартов, то об этом я уже говорил выше.

CNews: В 2006 году был разработан и утвержден первый в России стандарт в области информатизации здравоохранения — стандарт электронной истории болезни пациента, авторами которого являются сотрудники ГНЦ РАМН. Как вы оцениваете значение принятия этого стандарта?

Андрей Столбов: В стандарте даны базовые определения и принципы организации ведения медицинских документов с использованием компьютеров, применительно к нашим условиям. В нем содержатся ответы на многие вопросы, которые часто задают в медицинских учреждениях по поводу перехода к безбумажному ведению документов. Письма с этими вопросами приходят даже в министерство. Поэтому стандарт, безусловно, полезен.

CNews: В начале 2007 года было создано Федеральное  агентство по высокотехнологичной медицинской помощи (Росмедтехнологии). Какие надежды вы связываете с созданием этого ведомства? Каких результатов ожидаете от него в ближайшее время?

Андрей Столбов: В прошлом и в этом году МИАЦ РАМН выиграл ряд конкурсов на разработку ИТ для информационного обеспечения процессов предоставления населению высокотехнологичной медицинской помощи, которые были объявлены Минздравсоцразвития. В начале этого года вышла написанная нами монография на эту тему. Поэтому мы активно сотрудничаем с Росмедтехнологиями. Идет напряженная, интенсивная работа. Однако процесс организации и становления агентства сильно затянулся. Не хватает квалифицированных кадров, нет помещений и т.п. Трудно решается вопрос с информационным центром, много других причин, которые мешают продуктивной работе. И, конечно, хочется надеется, что задуманное агентством, в том числе и в области внедрения ИКТ, удастся сделать.

CNews: Насколько изменилось отношение к использованию ИТ в медицине в регионах за последний год? Является ли опыт реализации создания единого медицинского информационного пространства Пензенской области, республики Татарстан и т.п. скорее единичным случаем или он позволяет говорить о наметившейся тенденции развития информатизации медицины в России?

Андрей Столбов: Думаю, что это общая тенденция. В нынешних условиях именно регионы становятся основными центрами инноваций и практического внедрения ИКТ в здравоохранении. И есть примеры, когда не только доноры, но и дотационные регионы проводят активную политику в области информатизации медицинских учреждений, внедрения компьютерных систем поддержки лечебно-диагностического процесса, мобилизуя свои ресурсы. Представляется, что было бы весьма полезным Министерству изучать и всячески пропагандировать их положительный опыт, на конкурсной основе выделять гранты для поддержки подобных инициатив.

CNews: Медицина — одна из тех областей, где вопросам конфиденциальности информации уделяется особое внимание. В тоже время, существующее законодательство в области обработки и использования персональных данных стало серьезным препятствием на пути создания баз данных врачей и пациентов, без которых невозможно внедрение современных ИТ-решений в области медицины. Какой выход из создавшегося положения представляется вам оптимальным?

Андрей Столбов: Говорить о том, что требование конфиденциальности информации появились в здравоохранении только сейчас и является серьезным препятствием на пути создания баз данных в здравоохранении — неверно. В банках требования конфиденциальности никак не ниже, но никто не говорит, что они препятствуют развитию ИТ. Другое дело, что реализация этих требований предполагает необходимость изменений в сложившихся у нас представлениях  об организации работы, используемых средствах и т.п.

Современные ИТ-решения позволяют обеспечить конфиденциальность и защиту от искажений сведений как в базах данных, так и при их передаче по каналам связи. Проблема сегодня в том, что многие общие (не только для здравоохранения) процедурные вопросы реализации закона о персональных данных сегодня нормативно не проработаны. Что касается здравоохранения, то сегодня не определены процедуры документального подтверждения согласия пациента на передачу его персональных данных, что требуется по закону. Основная отраслевая проблема именно в этом. Надо сказать, что в целом эта тема требует отдельного, обстоятельного обсуждения.

CNews: Какие задачи по информатизации российского здравоохранения являются, на ваш взгляд, первоочередными? Что необходимо реализовать в 2007 году? В течение ближайших 3 лет?

Андрей Столбов: Ничего существенно нового, по сравнению с прошлым годом, в качестве ответов на эти вопросы, к великому сожалению, я сказать не могу. Моя позиция, взгляды, предложения и "энтузиазм оптимиста" остаются прежними. Единственно, чем хотелось бы завершить беседу — привести цитату, на это раз высказывание Церена Церенова из Минэкономразвития России: "У информационных технологий есть одно интересное свойство. Эффективное управление они делают более эффективным, а неэффективное — еще менее эффективным".

CNews: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2007 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS