[an error occurred while processing this directive]

SPIRIT CORP

 
Совместный проектПри поддержке
Профиль  CNews.ruiRU

Sterling Group

Сергей Токмаков: Российский ТЭК — наиболее перспективный сегмент с точки зрения развития ИТ

Сергей Токмаков 
В интервью корреспонденту CNews.ru, подводя итоги 2002 года, президент компании Sterling Group Сергей Токмаков отмечает основные тенденции, действующие сегодня на  российском рынке интеграции, и  анализирует возможные перспективы развития данного сегмента ИТ.

CNews.ru: Какие события 2002 года, на ваш взгляд, оказали наибольшее влияние на развитие рынка ИТ в России и в мире?

Сергей Токмаков: Вероятно, наиболее значимым событием оказался кризис ИТ-отрасли на Западе, который привел, в частности, к изменению стратегий деятельности на российском рынке западных компаний. Многие из них свою деятельность заметно активизировали. В целом, для развития российского рынка ИТ — этот процесс сыграл позитивную роль и привел к активизации деятельности западных компаний в России. В первую очередь активизация вызвала изменения в структуре взаимоотношений с российскими партнерами. Как президент компании, являющейся одним из самых давних российских партнеров Hewlett-Packard, могу отметить следующее: после объединения HP и Compaq наметился явный сдвиг в сторону поддержки прямых продаж. Многие из российских партнеров, которые раньше сотрудничали с двумя вендорами HP и Compaq, после слияния оказались в ситуации «моновендорности», что в нынешних российских условиях нецелесообразно. Я думаю, это слияние несомненно подтолкнет к появлению у традиционных российских партнеров НР и Compaq новых вендоров из числа конкурирующих производителей.

CNews.ru: До сих пор большинство интеграторов, работающих на российском рынке, в основном играли роль проводников иностранных технологий. Можно ли рассчитывать на то, что в ближайшие годы доля российских технологий в проектах по интеграции возрастет?

Сергей Токмаков: Смотря о каких аспектах интеграторской деятельности идет речь. Если говорить о микроэлектронике, то крайне маловероятно, что в нашей стране в ближайшем будущем будет развернуто широкомасштабное производство отечественных микропроцессоров. Другое дело — разработка собственных программных продуктов или уникальных программно-аппаратных решений. Это область, в которой позиции отечественных специалистов традиционно сильно. Не зря же на государственном уровне — на уровне министерства по связи и информатизации РФ, в частности, самым серьезным образом продумываются стратегии превращения российского рынка оффшорного программирования в значимую составную часть валового национального продукта.

Я думаю, можно утверждать, что доля специализированного ПО отечественного производства в интеграционных проектах постоянно растет. В определенной степени это объясняется тем, что российские разработки становятся все более конкурентоспособными и замещают зарубежные программные продукты. В качестве примера приведу опыт своей собственной компании. В 2002 г. наш флагманский программный продукт — ПО «Разработка и эксплуатация месторождений нефти и газа» (OilServer), развиваемый с 1996 года, победил в очередном тендере. Данное событие — внедрение программного комплекса обработки данных основного производства в нефтяной компании «Сиданко» — примечательно тем, что Sterling Group победила в конкурсе, который прошел под руководством зарубежных профессиональных консультантов из компании Ernst&Young, таких маститых разработчиков, как, например, компания «Шлембурже».

Вступать в конкуренцию с зарубежными разработчиками мы не боимся по одной простой причине: я не считаю, что зарубежное происхождение — это всегда залог хорошего качества. Даже не зная особенностей специфического ПО, такой вывод можно сделать по количеству «патчей», которыми снабжаются зарубежные программные продукты, считающиеся популярными на рынке! Но с другой стороны, у зарубежных продуктов есть два неоспоримых преимущества — достаточные инвестиции в производство и хорошая система продаж, включая предпродажный и послепродажный сервис.

Понимая эту особенность, мы сегодня действуем в соответствии со стратегией, которую можно назвать «Взять лучшее от каждого». Иными словами, если зарубежные компании продают продукты лучше нас, воспользуемся тем, что нам известно и, применяя полученные знания, с учетом особенностей российского рынка постараемся заставить западные продукты работать еще лучше. Если же наш продукт вполне конкурентоспособен, то мы готовы не только его внедрить, но и обеспечить заказчику тот уровень сервиса, который традиционно ожидается от зарубежных компаний. Вот таким способом мы и обеспечиваем постепенное увеличение присутствия российских технологий в проектах интеграции. Это является отличительной особенностью ведущих российских интеграторов, рассчитывающих длительно и успешно работать в своей собственной стране.

CNews.ru: Как в целом вы оцениваете динамику развития отечественных производителей «тяжелых» программных и аппаратных решений?

Сергей Токмаков: Российские решения и продукты, например, ПО компаний «Галактика» или «Парус», уже сегодня занимают существенную часть российского рынка. Что касается сегмента ERP-систем, то в течение последних трех-четырех лет, на мой взгляд, в этом секторе наблюдается устойчивый рост. Тенденция обусловлена тем, что у заказчиков складывается все более отчетливое понимание специфики предлагаемых решений. Предприятия все более продуманно ставят задачи автоматизации, требуя оптимальных, в том числе и с точки зрения затрат, вариантов решений и возврата инвестиций. Такое ужесточение требований со стороны заказчиков, без сомнения, стимулирует дальнейшее совершенствование как самих «тяжелых» программных продуктов, так и технологий их внедрения.

Какие производители — российские или западные — будут выступать в роли лидеров, однозначно сказать нельзя. С одной стороны, в зарубежные «тяжелые» программные продукты были сделаны инвестиции неизмеримо большие, чем в любые российские разработки. С другой стороны большой объем инвестиций, вложенных в зарубежные разработки, не всегда означает появление качественно новых усовершенствований. С третьей стороны, об этом я уже упоминал выше, умение продавать — это то, что зарубежным производителям действительно удается лучше, чем нашим. А с четвертой стороны, российские продукты отличаются не только более низкой стоимостью, но и большей степенью адекватности местным условиям.

Что следует из этой ситуации? Мы, российская компания-интегратор, предлагаем отечественным заказчикам такие законченные решения, которые работают лучше, чем отдельные зарубежные продукты. Конечно, мы не претендуем на то, что можем, например, предложить продукт, полностью заменяющий SAP R/3, но с помощью наших отработанных методик внедрения и функционалов R/3 заказчик получает гораздо более широкие возможности для решения своих бизнес-задач. Я полагаю, что такой путь внедрения зарубежного ПО является наиболее перспективным. Ничто не мешает, впрочем, применить этот механизм взаимодействия и в отношении российских программных продуктов — выигрывают все стороны, в первую очередь, заказчики. Видимо, основную доминанту развития бизнеса производителей «тяжелого» ПО на нашем рынке в ближайшей перспективе можно описать как более тесную интеграцию с другими информационными подсистемами предприятия, сопровождающуюся появлением качественно новых возможностей для развития бизнеса заказчиков. О правильности такого вывода мы можем судить по возрастающему спросу программные разработки и комплексы нашей компании Sterling Group: Диспетчерская Интегрированная Система Контроля и управления сетевым электроснабжением (ДИСК-110); программный комплекс производственных приложений OilServer позволяющий создать на основе корпоративной базы данных единое информационное пространство нефтегазодобывающего предприятия; Комплексная система автоматизации управления автотранспортными предприятиями TransBase, предназначенная для решения круга задач, специфических для автотранспортных предприятий.

CNews.ru: Вы согласны с тем, что обостряющаяся конкуренция вынудит компании все более позиционировать себя не как универсальных интеграторов, а как подрядчиков, специализирующихся на проектах в той или иной отрасли?

Сергей Токмаков: Мы давно уже не называем и не считаем себя универсальным интегратором, если понимать под этим термином выполнение любых задач по автоматизации предприятия, нужных заказчикам из любых областей деятельности. Мы позиционируем себя как профессионального игрока на рынке ИТ-услуг и в этом смысле стремимся соответствовать типовому стандарту.

Тезис о неуклонно обостряющейся конкуренции я бы не стал формулировать так однозначно. Если взять во внимание такую часть нашей работы, как поставка оборудования, то в этом сегменте рынка действительно наблюдается постоянное снижение маржи, объясняемое объективными причинами. Однако не в поставках оборудования заключается главный смысл деятельности поставщика инженерных решений. Инженерные решения, под которыми мы в первую очередь понимаем АСУ разного уровня, являются той сферой деятельности, в которой значимыми понятиями являются опыт, квалификация специалистов, глубокое знание предметной области. Чтобы стать поставщиком высокопрофессиональных инженерных решений, компании требуется время и финансовые вложения для подготовки персонала, организации соответствующей производственной структуры и структуры управления проектами. В одночасье этого достичь невозможно, а потому не имеет смысла говорить применительно к этой области о конкуренции в ее традиционном понимании (когда вокруг каждого потенциального потребителя кружит множество поставщиков, наперебой предлагающих решения, одно лучше другого). Нужно говорить о принципиальном отсутствии или наличии конкретных проработанных предложений, в которые вложен труд и интеллект инженеров-специалистов и которыми реально могут воспользоваться предприятия из данного сегмента рынка.

Возьмите, к примеру, область АСУ ТЭК. Объем этого рынка огромен, а работает на нем сегодня по большому счету горстка зарубежных компаний. Почему российские интеграторы не рвутся занять этот рынок? Потому что очень велика ответственность за результаты работ. Речь идет о крупных проектах, преобразующих саму основу производства. Даже неудачное внедрение ERP-системы не приведет предприятие к таким катастрофическим последствиям, как ошибка на уровне АСУ ТП, которая способна спровоцировать взрыв газоперекачивающей станции.

Подытоживая свой ответ, еще раз подчеркну терминологическую разницу: не универсальный интегратор, а поставщик профессиональных инженерных ИТ-решений; не конкуренция, а дефицит высокопрофессиональных поставщиков, способных нести ответственность за эти решения.

CNews.ru: Какие задачи в сфере информатизации сегодня решают российские нефтяники? Какое место в спектре этих задач занимают вопросы ИТ-поддержки бизнеса, например, создание отраслевых В2В площадок?

Сергей Токмаков: Естественно, нефтяные компании активно ведут работы в направлении внедрения ИТ. Они работают в реальном секторе экономики и в первую очередь заинтересованы в сокращении своих затрат. В зависимости от специфики конкретного предприятия на конкретном этапе его развития, задачи ставятся самые разнообразные: внедрение ERP-системы, управление технологическими процессами, построение корпоративной сети передачи данных, создание центра обработки данных и т. д. Решается также большое количество прикладных задач.

Для нефтяных компаний мы выполняем, как задачи интеграции: учет ресурсов, аналитика бизнес-показателей, управление оборудованием, управление автотранспортным подразделением, так и прикладные задачи. Так, в 2002 году на рынок выпущена вторая версия продукта OilServer («Разработка и эксплуатация месторождений нефти и газа»), в котором существенно расширена его функциональность за счет добавления нового программного пакета, предоставляющего пользователям развитые аналитические возможности и методы моделирования бизнеса. Учитывая темпы развития российской нефтяной отрасли и возрастающий спрос на наше ПО, мы рассчитываем, что при правильной маркетинговой политике, Sterling Group сможет охватить до 40% нефтяных скважин России.

Разумеется, в ходе работ с нефтяными компаниями периодически возникают вопросы о В2В-площадках. Вероятно, в ближайшее время мы начнем один такой проект. Нефтяные компании заинтересованы в возможности производить закупки через некий портал или сайт, где можно также организовать сбор предложений. Однако экономический эффект от внедрения В2В-площадки сегодня будет, видимо, на порядок ниже, чем от внедрения системы управления материально-техническим снабжением. На предприятиях еще не до конца решены насущные вопросы совершенствования корпоративного управления, которые таят громадные возможности для улучшения бизнес-показателей деятельности компаний. В отсутствие грамотной внутренней структуры управления корпоративными ресурсами внешние улучшения типа отраслевых решений В2В значительного эффекта не дадут.

CNews.ru: Каково ваше отношение к программе «Электронная Россия» в целом и к темпам ее реализации в 2002 году в частности? Не появляется ощущения, что этот проект пробуксовывает?

Сергей Токмаков: По публикациям в прессе видно, что в данной области сейчас ведется определенная работа. Это уже хорошо. Вероятно, можно предложить другие варианты реализации поставленной задачи, более интенсивные, которые будут лучше того, что принято к исполнению. Если же сформулировать свою оценку в целом, она будет звучать так: лучше что-то, чем ничего.

CNews.ru: В 2001 году вы говорили о хороших перспективах технологии ASP в России. Что изменилось в этом сегменте в 2002 году?

Сергей Токмаков: Ничего качественно нового в этой области не появилось. Можно лишь отметить очевидный рост интереса к аутсорсингу, который можно рассматривать в качестве фактора, способствующего дальнейшему «прорастанию» идеи ASP в сознании потенциальных потребителей таких услуг. Это подтверждается, в частности, некоторыми нововведениями в работе наших заказчиков. Правда, процесс не такой быстрый , как нам хотелось бы и не носит еще масштабный и массовый характер, чтобы говорить о них как об отдельном серьезным направлении деятельности нашей компании в 2003 году.

CNews.ru: В 2002 году Sterling Group провела сертификационный аудит системы менеджмента качества. Это шаг в сторону заказчиков или хотелось что-то поправить в системе управления в ходе подготовки к аудиту?

Сергей Токмаков: Это было необходимо в первую очередь нам самим для совершенствования внутреннего управления компанией. Основные задачи, решаемые нашей компанией, лежат в области выполнения практических проектов по созданию разнообразных информационных систем для предприятий из различных отраслей промышленности. За год объем предоставляемых нами услуг за год вырос на 60%, увеличилось количество заказчиков и, соответственно, проектов. Сегодня специалисты московского и 10 региональных офисов компании выполняют одновременно десятки различных проектов. В течение года через информационную систему нашей компании прошло около 4000 различных документов, непосредственно связанных с выполнением проектов: договоров, счетов, спецификаций, актов и т. д. Понятно, что без гарантии качественного выполнения работ мы не можем развиваться дальше.

Самая большая проблема заключается при этом в контроле исполнения этапов работ, организации эффективного взаимодействия между исполнителями работ различных типов в нашей собственной компании, между нами и производителями оборудования. Собственно, для решения этой проблемы и проводились все мероприятия, связанные с внедрением и сертификацией системы менеджмента качества.

Главный результат всех мероприятий по совершенствованию корпоративного управления заключается в том, что сегодня я могу с высокой степенью вероятности гарантировать сроки и качество выполнения всех проектных работ. При этом внедренные информационные подсистемы — это лишь инструменты, которые облегчают функцию контроля. Автоматизировать можно лишь действенную работоспособную систему управления.

Нельзя забывать и о том, что наша компания выполняет и такие проекты, которые налагают на нас высокую степень ответственности за качество проведенных работ. К проектам такого типа относятся, например, внедрение систем управления перекачивающей станцией, нефтебазой, насосными станциями. Эти проекты критичны не только, с точки зрения финансовых результатов бизнеса, но и сточки зрения самого физического существования предприятия. Следовательно, сама технология проведения работ сотрудниками нашей компании должна включать комплекс мероприятий, гарантирующий получение качественного результата при соблюдении определенного набора требований.

CNews.ru: Какие изменения на рынке ИТ вы ожидаете в 2003 году?

Сергей Токмаков: Будет больше развиваться все, что связано с использованием ИТ. Опережающими темпами будет развиваться интеллектуальная составляющая интеграторского бизнеса: инженерные решения, внедрение прикладного и промежуточного (связующего) ПО. Основные области потребления услуг системной интеграции в целом останутся прежними: нефтяная отрасль, металл и металлообработка, машиностроение, транспорт, банки.

Есть, разумеется, вероятность, что рано или поздно до нас добегут отголоски западного ИТ-кризиса или последствия возможных военных действий США. В целом мы встретили 2003 год с оптимизмом. Будем развиваться дальше.

CNews.ru: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2003 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS