[an error occurred while processing this directive]
Обзор подготовлен При поддержке
CNewsAnalytics Компания ТрансТелеКом

Юрий Зигуля: В телекоммуникациях будущего трафик не будет стоить ничего

Юрий Зигуля

На вопросы CNews отвечает Юрий Зигуля, генеральный директор "Информационного бюро «Бизнес Волна».

CNews: Какие наиболее значительные, на ваш взгляд, события произошли на российском рынке связи? Как изменился российский рынок IP-телефонии?

Юрий Зигуля: Самые заметные события на российском рынке связи в 2005 году, способные повлиять на развитие IP-технологии, на мой взгляд, следующие. Во-первых, вспомним, как в начале года рынок «переварил» неожиданную попытку МГТС внедрить услугу доступа к IP-телефонии на своей сети. Стало ясно: если, следуя примеру, остальные МРК вдруг введут на своих сетях подобную услугу, это приведет к быстрому коллапсу Ростелекома. Событие стало для отрасли знаковым, ознаменовавшим точку перелома. Оно показало, насколько назрела и перезрела проблема регулирования предоставления услуг дальней связи и использования IP-протокола для передачи голоса. Реакция последовала незамедлительно. Заработал механизм реформы нормативного регулирования в отрасли электросвязи. Весь 2005 год Мининформсвязи работало в авральном режиме.

Второе событие, которое непосредственно вытекает из первого — утверждение целого ряда подзаконных актов. Некоторые из них окончательно отделили сети передачи данных от телефонных сетей. Деятельность операторов связи, использующих VoIP на уровне ниже внутризонового для терминации трафика, и на уровне ниже междугородного для генерации трафика, стала незаконной.

В-третьих, произвел впечатление запуск услуги StreamTV. Очень эффектно! Если принять во внимание, что «Система» находится в процессе консолидации своих медийных и интернет-активов, стоит полагать, что здесь в ближайшем будущем мы сможем наблюдать серьезный технологический рывок. Запуск StreamTV показал, что «Система» может быть технологическим лидером, и, если в ее недрах вдруг пробудится динамизм и гибкость, не исключено, что эта группа может занять доминирующую позицию в розничном сегменте рынка электросвязи.

И, в-четвертых, обнадеживающими выглядят события, развернувшиеся вокруг «Корбины», вокруг «Комкора», вокруг «Мостелекома». Совершенно очевидно, что в телекоммуникации потекли инвестиции из других отраслей экономики. Не менее очевидно, что сложившийся триумвират телекоммуникационных интересов на территории России — «Телекоминвест», «Альфа», «Система» — будет расширен за счет новых финансово-промышленных групп (региональные группы не в счет). Окончательно картина с «четвертой силой» прояснится в ходе и по окончании приватизации «Связьинвеста». Но уже сейчас смело можно утверждать: борьба за стратегическое доминирование в отрасли связи обострится.

CNews: Как вы оцениваете итоги реформы по регулированию отрасли? Кем, на ваш взгляд, она была инициирована? Согласны ли вы с тем, что ее пролоббировали традиционные операторы?

Юрий Зигуля: Все преобразования в отрасли воспринимаются нами с большим оптимизмом. И для этого есть все основания. Сравнивая уже принятые нормы регулирования отрасли связи в России с аналогичными нормами в других странах, можно смело утверждать: шаги реформы достаточно либеральны. Не в каждой стране абсолютно любая компания может получить лицензию на предоставление услуг дальней связи.

Однозначно, реформа была инициирована на самом верху. Последние несколько лет мы наблюдаем укрепление государственного сектора экономики в России. Тенденция очевидна. Пришла пора укреплять госсобственность и в телекоммуникациях. Главный мотив для реформы: погрузить «Связьинвест» в здоровую конкурентную среду. Без такого шага система управления в компании пусть даже с существенной долей государственного участия не может стать прозрачной и эффективной. И далее, приступить к формированию стоимости «Связьинвеста» не на залоговых аукционах, а на основе биржевых котировок акционерного капитала. Следующий шаг — законодательное обеспечение для новых акционеров, принявших участие в приватизации, доходности приобретенного актива.

Следующий, не менее важный мотив преобразований — наличие проблемы осуществления СОРМ на сетях передачи данных и анонимность абонентов. Фактически, обвальное увеличение числа лицензированных операторов связи и увеличение доли VoIP в совокупном трафике затруднило осуществление таких мероприятий. Да, в природе существуют системы тотального мониторинга электронных сообщений и голосового трафика в сети передачи данных. Но сложность их доработки, внедрения и организации работы с ними не соотносятся с неотложностью и объемом решаемых задач. Поэтому-то «гордиев узел» и разрубается путем простого ограничения числа точек, в которых шлюзуются телефонная сеть и сеть передачи данных и наложением обязательств по идентификации абонентов сетей.

Отметим также и макроэкономический мотив для реформирования отрасли: рынок электросвязи в России необходимо сделать прозрачным. Сказанное относится не только к потокам дальнего трафика и сопутствующим им расчетам. Место огромного числа небольших фирмочек, не имеющих ни сетей, ни абонентов, ни бренда и, соответственно, не имеющих никакой рыночной стоимости, должны занять меньшее количество, но крупных и инвестиционно привлекательных операторов связи.

А что касается лоббирования интересов... На текущем историческом этапе ставить вопрос подобным образом вряд ли уместно. Сегодня все равноудалены от принятия решений. Во-первых, не будем забывать, что дальний трафик — это деньги, большие деньги. Сама реорганизация маршрутизации трафика коренным образом меняет степень участия операторов связи в контроле над сопутствующими этому трафику денежными потоками. А во-вторых, технология передачи голоса по сетям передачи данных победила, это безусловный факт. И тут возникает вопрос даже не чьих-то амбиций или интересов каких-то финансово-промышленных групп с желанием повлиять на действия определенных чиновников. Дело в том, что внедрение IP-технологий уже в течение ряда лет обесценило и продолжает стремительно обесценивать все масштабные инвестиции в традиционные телефонные решения, осуществленные, в том числе, и на уровне национальных проектов. Естественными и закономерными выглядят шаги правительств ряда государств по защите таких инвестиций и ограничению использования VoIP. И это действительно большая проблема — как сделать так, чтобы при этом реформы регулирования в отрасли не вставали на пути инновационного процесса и не ограничивали использование революционных IP-технологий.

Нам остается только уповать, чтобы Министерству при принятии решений хватало мудрости следовать здравому смыслу. Чтобы неизменным сохранялся взятый курс на демонополизацию отрасли, на обеспечение возможности равного и справедливого доступа к телекоммуникационным ресурсам всем операторам. Реформа не должна носить дискриминационный характер, и в ее ходе должны выиграть все участники рынка связи.

CNews: Некоторые юристы, специализирующиеся на телекоммуникационном рынке, утверждают, что оказывать услуги междугородной и международной связи по-старому становится невозможным. Какие риски есть в данном случае для альтернативных операторов связи?

Юрий Зигуля: Мы с большим сожалением должны признаться, что перечень нормативных документов в отрасли связи ограничен несколькими законами и коротким списком подзаконных актов. Этого мало не только для узкой специализации юриспруденции. Да что там юриспруденция. Зачастую операторы работают с не продленными разрешениями на частоты, не могут получить на руки лицензии и приложения к ним... Оно и понятно, связь сегодня, пожалуй, единственная из отраслей в экономике России, которая демонстрирует взрывной рост. И в Министерстве элементарно не хватает рабочих рук, чтобы заткнуть все административные «дыры».

Плохо не это, проблемы нормотворчества рано или поздно будут решены. Но плохо то, что временный правовой вакуум кое-кто пытается использовать в своих интересах. Многих операторов печалит факт того, что на российском рынке связи возможно существование компаний, конкурентная борьба для которых заключается не в создании и внедрении новых услуг, не в усилении и развитии собственного бренда, не в гибкой маркетинговой и тарифной политике, а во включении по поводу и без повода пресловутого «административного ресурса». Все риски на сегодняшнем российском рынке электросвязи полностью вытекают только из вышесказанного. Несомненно, реформа нужна. Но сама идея реформы не должна трансформироваться в «дубину», при помощи которой для одного сегмента рынка создаются преференции, а другая группа операторов выдавливается.

CNews: В начале года некоторые эксперты заявили, что «IP-телефонию пора хоронить». Как в этом контексте вы оцениваете перспективу развития «карточных» операторов в России?

Юрий Зигуля: Действительно, за последний год говорилось много негативного и о «карточниках», и об «айпишниках». Сама деятельность этих операторов обросла мифами, которые в устах многих горе-экспертов звучали как обвинения. Якобы они и сети не строят, и слишком много тратят на рекламу, и не обеспечивают должного качества услуг, и выискивают «дыры» в существующем законодательстве, и действуют на полулегальных основаниях. Мне даже встретилось такое дремучее высказывание, как: «…карточники ведут свою деятельность исключительно для извлечения прибыли…»!

Постепенно аргументация исчезла, и уже в начале прошлого года некий «аналитик» в одном из периодических изданий высказался просто и откровенно: «…эти компании всегда понимали, что их бизнес нелегален, поэтому они должны уйти с рынка». Дальше — больше. Недавно открываю газету «Бизнес» и читаю бодрое начало жизнеутверждающей статьи: «… в результате проведения реформы многие небольшие операторы должны будут прекратить свою деятельность». И уже отдаленные раскаты грома доносятся: «…надо бы переловить их всех, да делать это противно…», — цитирую смачное выражение одного чиновника.

Полемизировать со всеми этими демагогическими высказываниями я считаю делом бессмысленным, потому что цель у них одна — анти-PR, дискредитация и травля определенной группы операторов связи, которые использовали карточные платформы для обеспечения доступа к услугам дальней связи. Не будем забывать, что эти компании до 1 января 2006 года худо-бедно создавали конкуренцию «Ростелекому». Они, в конце концов, выполняли важную социальную функцию — обеспечивали население страны недорогой телефонной связью.

Да, меняется правовое регулирование, идет нормальный процесс реформы. И то, что раньше было абсолютно правомерным и законным, стало неправомерным и незаконным. Но стало ведь только сегодня! Вместо высказываний подобного рода и призывов «тащить и не пущать» необходимо кропотливо создавать условия для того, чтобы любая компания, начавшая свою деятельность до 1 января 2006 года, чтобы любой оператор связи, ранее специализировавшийся на рынке телефонных карт и IP-телефонии, переориентировал и перепрофилировал свою деятельность и далее без потерь смог бы продолжить работу в новых правовых условиях.

Операторы, специализировавшиеся на коммутируемом доступе к услугам связи, — такие же операторы, как и любые другие. Еще есть надежда, что их интересы на пореформенном рынке электросвязи будут учтены и защищены с таким же рвением и заботой, как и интересы любого существенного оператора связи. В этом плане сообщение о покупке «Ростелекомом» «Зебры» является демонстрацией цивилизованного подхода.

CNews: Какой стратегии поведения следует придерживаться сейчас карточным операторам связи? Может быть, надо продолжать работать, как и ранее, но только не упоминать термин «IP-телефония»?

Юрий Зигуля: После одного из моих предыдущих интервью мой MailBox был буквально завален сотней электронных писем с выражением поддержки и с традиционным вопросом: что же дальше делать мелким операторам связи? Оно и понятно, в России сегодня действуют десятки тысяч альтернативных операторов связи, и у каждого на узле стоит хотя бы один шлюз IP-телефонии. Но, дорогие соотечественники, умоляю об одном, не надо из меня делать «борца за народные права». Я лишь констатирую факты и комментирую их с учетом собственной точки зрения.
Нужно признать, что телефонные карты — далеко не main-stream для отрасли связи. Это всего лишь рыночная ниша, и рано или поздно этот бизнес займет то же место, которое он занимает сейчас во всем цивилизованном мире. То есть, это будет рынок ограниченный и узко направленный на национальные группы экспатриантов и трудовых мигрантов, имеющих под руками телефонную трубку с десятью кнопками и клавишей «звездочка». Чтобы сохранить масштаб и чтобы выжить, операторам прямо сейчас спешно необходимо перепрофилировать свою деятельность. Уважаемые коллеги, полемизировать поздно, договариваться уже не с кем, и разговаривать больше не о чем. Точка невозврата пройдена!

CNews: Какие дальнейшие шаги реформы регулирования в отрасли связи вы ожидаете увидеть?

Юрий Зигуля: Какими бы не были эти шаги, главное, чтобы они были своевременными. Ведь вся нынешняя полемика по поводу IP-телефонии запоздала лет на пять-шесть. К сожалению, сегодня темпы технологической революции и инновационные процессы внутри отрасли связи опережают темпы реформы ее административного регулирования. В результате приходит чиновник со словами «ой, что-то у нас тут все как-то криво и не туда растет» и начинает «кромсать» бизнес «по живому». Заметим, чужой, частный бизнес.

Лозунги борьба с телефонными картами напоминают мне антиалкогольные лозунги середины 80-ых прошлого века. Проиллюстрирую это наглядным примером. Вчера посетил одну московскую оптово-розничную ярмарку и увидел яркую вывеску: китайские иероглифы, чуть пониже по-русски «интернет» и еще ниже слово «Skype». Это означает, что практически в центре столицы нашей Родины иностранные граждане спокойно занимаются предоставлением услуг дальней связи, абсолютно не обременяя себя такими глупостями, как лицензирование, налоги. И какой вектор примет реформа — их абсолютно «не колышет». Давно ли мы забыли, что такое подпольные переговорные пункты? Не забуду никогда слова одного представителя восточной диаспоры: «…вьетнамцы никогда не будут звонить дорого!». Такие вещи как GSM-модемы, call-back и множество других замечательных технологических новинок в трудолюбивых и умелых руках проворных мигрантов из стран Юго-Восточной Азии легко могут стать опасным явлением.

Для «карточников» обязательность маршрутизации трафика на сети операторов дальней связи и не использование VoIP (только PSTN-to-PSTN) давно уже не предмет для полемики. Сейчас наиболее актуально сохранение следующих принципов.

Во-первых, доступ к сетям операторов дальней связи через платформы коллективного доступа должен быть признан самостоятельной услугой. Должна сохраниться уникальность потребительских свойств этой услуги (например, расширенный список дополнительных интеллектуальных сервисов, которых нет сегодня на сетях ни одного из лицензированных операторов дальней связи), что характерно для большинства карточных платформ. Должны сохраняться товарные знаки, защищающие качество услуг данных карточных платформ.

Во-вторых, карточные платформы должны сохранить за собой возможность самостоятельно осуществлять «горячую» маршрутизацию трафика между сетями лицензированных операторов дальней связи по принципам наименьшей цены и наилучшего качества. Если в нашей компании уже внедрен и работает Least Cost Routing, если есть возможность в горячем режиме отслеживать ASR и затем далее автоматически реагировать на проблемы на сетях провайдеров, то нет смысла отказываться от такой прогрессивной технологии. Безусловно, легко проинформировать абонента о наименовании сети оператора дальней связи, на которую маршрутизируется его звонок.

В-третьих, транзакционные издержки взаимодействия по договорам между операторами разного уровня должны быть максимально снижены: не надо обременять друг другу жизнь заполнением и пересылкой десятков форм абсолютно малоинформативной агентской отчетности. Расчеты с операторами дальней связи должны вестись по сквозному принципу на основании предоставленных ими оптовых тарифов.

В-четвертых, «карточные» операторы работают по договорам публичной оферты, их абоненты анонимны и  выручка состоит не из количества проданного трафика, а из количества проданных телефонных карт. Эта особенность их хозяйственной деятельности должна быть учтена в типовой форме их договоров с операторами дальней связи.

В-пятых, «карточные» операторы работают в той среде и в тех нишах, которые ни один оператор дальней связи при самом великом своем желании не сможет охватить и покрыть полностью. Поэтому «карточники» должны сохранить за собой возможность самостоятельно устанавливать и оперативно менять розничные тарифы. В отрасли должна сохраниться конкуренция как оптовых и розничных тарифов, так и размеров агентских вознаграждений и т.п.

CNews: Каковы в целом, на ваш взгляд, перспективы российского рынка IP-телефонии?

Юрий Зигуля: Самые радужные! Россия никуда не спрячется от мировой тенденции, характеризующейся слоганом: IP over Everything, Everything over IP. Сегодня же в России все споры ведутся вокруг традиционной и устаревшей бизнес-модели: есть труба, есть градиент тарифов на двух концах трубы, осталось собрать дальний трафик и закачать в эту трубу. Самое интересное, что в долгосрочной перспективе контроль над трубой не тождественен неизбежному выигрышу; экономически будет оправдана деятельность не более трех-четырех операторов дальней связи, имеющих свой код.

Еще раз перечитаем новые Правила. Нормативно установлен и закреплен уровень точек коммутации телефонной сети с сети передачи данных, ограничивающий конвергенцию этих сетей. Такое стремление очистить рынок от «айпишников» и «карточников» понятно. Но современная технология двинулась намного дальше банальных представлений об IP-телефонии, как о телефонных картах. Уже сейчас в России работают десяток VoIP-бирж и софт-свичинговых проектов. Неужели они будут преданы забвению? Вот уж это далеко не «накипь» на многострадальном теле отечественной телекоммуникационной отрасли! Не заметить эту часть отечественного рынка электросвязи было бы серьезной ошибкой.

Пройдет немного времени, и операторы дальней связи неизбежно начнут ставить свои шлюзы IP-телефонии и софт-свичи там, где им разрешено новыми Правилами. К чьему опыту по управлению сотнями гейт-киперов, по раутингу VoIP-трафика, по осуществлению клиринга расчетов внутри своей сети и расчетов с сетями других операторов они начнут обращаться, к нашему или зарубежному? Чья ИТ-продукция при этом будет использоваться: отечественная или импортная, купленная за нефтедоллары?

Конвергенция сети передачи данных с телефонной сетью общего пользования неизбежна. Откройте любой современный обзор рынка, он начинается со слов «...единое инфокоммуникационное пространство…, NGN-сети…», как с заклинания. Уже в ближайшем будущем не будет иерархии сети, не будет единых центров коммутации. Высказываются смелые утверждения, что в телекоммуникациях будущего трафик не будет стоить ничего, и заработать можно будет, только продавая контент.

Тенденция такова не потому, что за этим стоит мировой заговор «айпишников». А потому, что за конвергенцией уверенно следует TriplePlay over IP, внедрение которого может поднять ARPU на фиксированных сетях в разы. Достаточно для сравнения проследить за динамикой ARPU при переходе с 2G на 3G, чтобы понять, какая «морковка в конце туннеля» видна операторам фиксированных сетей. Уже сегодня в мире рыночная стоимость абонента с «последней милей» колеблется, по-моему, вокруг цифры 3 тысячи долларов за единицу.

Еще, к примеру, есть такая прогрессивная технология как WiMax. Пройдет немного времени, года три-четыре, и вслед за стандартизацией протокола мировые вендоры начнут выпускать хэнд-сеты, работающие в этом протоколе и позволяющие получать тот же самый TriplePlay over IP, но уже в мобильном режиме. Хорошо, предположим, отомрет WiMax, как и WiFi, как умерло много других прекрасных протоколов, и люди научатся передавать информацию, ну, допустим, через гипотетический «эфир» или даже через «внешний астрал». Но все равно в любом случае это будет осуществляться через IP, и это будет TriplePlay, и это будет через мобильный и компактный хэнд-сет.

Однако даже при 100% проникновении интернетп одним из сдерживающих факторов полного перехода на IP-технологии в передаче голоса является фактор сохранения в качестве ID абонентов традиционной телефонной нумерации. Это последний бастион традиционной телефонии, который предопределяет длительное сохранение коммутации между сетями ТфОП и интернет до тех самых пор, пока не появится иная и настолько же простая и удобная система идентификации абонентов в сети передачи данных.

Обратим внимание, что с развитием мобильной телефонии опережающими темпами растет число абонентов с негеографической нумерацией: актуален телефонный номер, привязанный не к местоположению «последней мили» (квартира или офис), а непосредственно к абоненту, положение которого географически неопределённо. Обратим также внимание, что ТфОП имеет иерархию и четкие национальные границы, а интернет  — не имеет, он транснационален. Обратим также внимание, что есть страны, в которых нет ограничений на уровень коммутации сетей IP и PSTN.

Что произойдет, если на территории России станет искусственно сдерживаться конвергенция телефонной и интернет сетей? Кончится тем, что в Россию массово придут западные Vonage-подобные компании, и настанет момент, когда два соседних московских офиса будут иметь телефонные номера в международном коде +1 и будут звонить друг другу через эти номера, причем весь голосовой трафик пойдет через коммутаторы, расположенные за рубежами нашей Родины. Таким образом, регламентация порядка коммутации PSTN и IP-сетей на уровне «последней мили», порядок назначения интернет-провайдерами терминалам своих абонентов любой нумерации — географической или нет –уже переходит в разряд вопросов национальной безопасности.

В современных условиях необходимо еще раз четко и открыто прояснить позицию относительно передачи голоса через IP. При этом не надо пытаться идеализировать опыт той же Турции, Украины или Армении. Этот опыт имеет краткосрочные экономические выгоды. Но в долгосрочном плане ни к чему хорошему, кроме как к технологической стагнации, там этот опыт не привел. Россия не может позволить себе бесконечно отставать, затем снова и снова пытаться «догнать и перегнать». Иначе наша страна превратится в обычную периферийную державу, расположенную где-то на границе Евросоюза с Китаем. А так непременно произойдет, если представления, понятия, идеи и мировоззрение  вчерашнего — позавчерашнего дней будут доминировать и предопределять принятие судьбоносных решений.

CNews: Верите ли вы в российский вариант Skype? Возможно ли повторение такого успеха в масштабах России?

Юрий Зигуля: Да, опыт Skype является выдающимся! Буквально, пять скандинавских парней за пять лет да за пять миллионов построили компанию, рыночная капитализация которой сравнима с рыночной капитализацией «Связьинвеста». Жутко представить, но это действительно так! Почему, спрашивается, это произошло не в России?

Для ИT-рывка в отечественных телекоммуникациях необходимо целенаправленно создавать и культивировать специфическую инфраструктуру. В спорте есть такой принцип: для олимпийских рекордов нужно массовое физкультурное движение. Тот же принцип применим и для ИT-сектора: чтобы родился один выдающийся ИT-проект необходимо перманентное существование десятков тысяч провальных. Должен постоянно генерироваться поток идей. Стартовая реализация венчурных, рисковых проектов возможно только на уровне небольших команд. Число таких команд должно, по крайней мере, соответствовать числу идей. И «Ситроникс» с «Сибинтеком» тут, увы, погоды не сделают.

Ну, а кто сегодня в состоянии генерировать поток идей, ждущих своей реализации? Кто же он, этот массовый заказчик, обеспечивающий массовый спрос на ИT-продукцию в телекоммуникационной отрасли? Один «Связьинвест» создать его не сможет, его ИT-потребности на сегодняшний день пока четко ассоциируются со сделками с Amdocs и с Oracle. Массовый спрос на software сегодя могут создать только масса небольших, но активных операторов связи, либо поставщиков контента. А что может сегодня вызвать взрывное увеличение числа таких компаний? Только прорыв в самом открытом, демократичном и некапиталоемком сегменте отрасли связи — в секторе предоставления телематических услуг и услуг передачи данных.

CNews: Каковы ваши прогнозы относительно тарифов на дальнюю связь в 2006 году, если за «точку отсчета» брать минимальные тарифы у крупных IP-провайдеров, обеспечивающих приемлемое качество?

Юрий Зигуля: Если говорить о тарифах на дальнюю связь вообще, не только применительно к 2006 году, то я могу дать следующий прогноз. В краткосрочной перспективе вряд ли что-то изменится. Даже если тотально зачистить рынок и законодательно уравнять тарифы для присоединенных операторов, то роста цен на дальнюю связь в России в условиях их низкого общемирового уровня не будет. Любые шаги по фиксации тарифов, запрету «карточных платформ» и так далее будут сопровождаться адекватной миграцией рынка в тень. С точки зрения технологической революции и наличия возможностей обходить любые тарифные запреты реформа опоздала. Также надо отдавать себе отчет, что часть голосового трафика уже давно уходит, и с каждым днем еще больше будет уходить с IP-терминалов через Skype и различные софт-фоны в сеть передачи данных. Это процесс неизбежный. И это будет происходить с тем большей скоростью, чем больше запретов будет накладываться на конвергенцию традиционной и IP-телефонии.

Говоря о долгосрочной перспективе, могу предвидеть, что с того самого момента, как появится и эффективно заработает третий, четвертый и так далее лицензированный оператор дальней связи, тарифы на дальний трафик войдут в пике и достигнут своего предельного минимума.

Вообще-то, сегодня считается пустым занятием заниматься обсуждением тарифов на дальнюю связь. Операторы carrier-to-customer услуг тотально концентрируют все свое внимание не на транзитных тарифах, а на получаемом ARPU, на внедрении VAS-услуг как на фиксированных, так и на мобильных сетях. Собственно говоря, и операторы carrier-to-carrier услуг, если хотят выжить, должны задать себе вопрос: занимаются ли они милым их сердцу транзитом голосового трафика, пытаются коряво лезть в розничный сегмент рынка или на самом деле предоставляют услуги для присоединенных операторов связи?

CNews: Каковы итоги развития бизнеса «Манго Телеком» в 2005 году? Как меняется стратегия «Манго Телеком» в связи с последними событиями на телекоммуникационном правовом поле? Будете ли вы, как и прежде, предоставлять услуги по предоплаченным карточкам с ориентацией на национальные диаспоры или займете другие ниши?

Юрий Зигуля: Никак нельзя сказать, что в 2005 году мы заняли полностью выжидательную позицию и паникуем в ожидании событий 2006 года — «не надо бояться человека с ружьем!» Да, наша компания с момента своего создания была недокапитализирована. Развитие и внедрение новых услуг идет не так быстро, как хотелось бы. Уже пять лет каждая копейка из нашей прибыли рачительно, продуманно и максимально эффективно капитализируется на территории России.

Что наша компания сделала, чего мы достигли в 2005 году? Мы были заняты отнюдь не экспансией на рынке телефонных карт. Мы структурировали и оптимизировали бизнес-инфраструктуру уже выросшей фирмы. Во-первых, мы создали жизнеспособную и эффективную команду. Сегодня персонал фирмы насчитывает более 100 человек. Московский офис и филиал в Санкт-Петербурге управляются мной лично. Компании такого масштаба. как «МАНГО», на пустом месте без тщательного кадрового подбора, без создания устойчивой вертикали управления организационно-штатной структурой не возникают и существовать не могут. Во-вторых, мы до совершенства отточили систему дистрибуции, автоматизировали процедуры управления логистикой и функции контроля. Я знаю, нерешенность такого рода непростых задач существенно ограничивает масштаб бизнеса многих операторов связи, работающих в массовом розничном сегменте рынка. У нас же всю учетную работу выполняют всего три человека. Это большой успех, который позволит нам без проблем перейти к другим видам деятельности, не растеряться и сразу же втянуться в новые направления бизнеса, наладить учет дистрибуции любого коробочного продукта. В-третьих, мы самостоятельно разрабатываем и находимся на пути внедрения системы взаимоотношения с клиентом, включающей в себя call-центр и CRM, которые в рамках нашей фирмы интегрируют работу информационно-справочной службы, абонентской службы и службы технической поддержки предоставляемых услуг.

Надо сказать, что мы используем исключительно собственные технологические разработки. Не могу не похвастаться нашими успехами в области IP-телефонии. Нами, совместно с российской софтверной компанией «Телекомпродукт», разработан пакетный коммутатор уровня УПАТС. Данная технологическая новинка, кстати, во многом являющаяся уникальной для российского рынка, будет удостоена нами отдельного пресс-релиза сразу же после завершения ее инсталляции. Но скажу, что уже сейчас почти сорок сотрудников отдела продаж в нашей компании все голосовые сервисы получают с этого пакетного коммутатора, и голос идет не просто over-IP, но и over-WiFi. То есть мы к проблеме системной интеграции подошли более чем радикально!

На сегодняшний момент «МАНГО» — самодостаточная, устойчивая и структурированная фирма, вооруженная современными и, обращаю внимание, исключительно отечественными технологическими разработками. В прошлом году мы, говоря по-военному, «подтянули тылы», и в 2006 году сможем штурмовать новую высоту.

CNews: Спасибо.


Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2005 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS